Tags: мелодрама

Wolf and Spice / Волчица и пряности (2008)




 
   



«Дорожи встречами»


Впервые «Волчица и Пряности» появилась, как легкая новелла под авторством Исуны Хасикуры, и уже в 2005-ом году взяла свой первый приз, которые впоследствии повалятся на все воплощения этого произведения, в том числе и на анимешный сериал, сделанный как всегда в последнюю очередь. Для молодого автора получить такую бешеную популярность дебютной работой — большая редкость, и напрашивается вопрос, что же такого есть в этой «Волчице…», чего не хватало до сих пор фанатам японской легкой культуры?



Однако, сначала легче сказать о том, чего в этой истории нет, ибо гениальность достигается, с одной стороны в элементарнейшей простоте, а с другой — в очень даже углубленной проработке материала. Действие разворачивается в фэнтезийном мире, заслышав о котором зритель сразу же должен представить все, что связано с мечом и магией и… — ни того, ни другого тут нет. Учитывая, что речь пойдет о торговцах в фэнтезийном мире, сами собой навязываются мысли о разбойниках, ворах, охранниках и обо всем прочем, но уж никак ни о честной мирной торговле, а именно ей-то и посвящен весь сериал, в котором вообще нет драк и прочего экшена, а худшим злодеем может стать только нечистый на руку партнер.



Лоуренс — главный герой, торговец, его спутница Холо (в некоторых вариантах, и оба верны, — Хоро) — больше похожая на лису Волчица, что выражается в клыках, хвосте и ушках, прилепленных к очаровательной девушке со своеобразным характером. Несмотря на то, что легковесная романтическая линия проскальзывает еще с самой встречи персонажей в первой серии, основная часть разговоров посвящена торговле, и ее здесь настолько много, что невольно задаешься вопросом, а не писал ли изначально Хасикура учебник по средневековой экономике, который позже решил разбавить парочкой персонажей для пущей наглядности.



Честно признаться, для самого стал приятной находкой мультфильм, где герои просто занимаются своим делом, преследуют прежде всего личную выгоду и не стремятся ни к каким идеалам, и при этом в авторстве не стоит Айн Рэнд. Все это сдобрено прекрасными пейзажами, занятными персонажами второго плана, встречающимися в пути. За исключением первой серии, где Лоуренс соглашается сопровождать Холо в путешествии на Север, сериал (два сезона) условно делится на четыре части, каждой из которых, как символ соответствует играющий в них значительную роль женский персонаж:



- Хлоя и Монетная Афера, уже в первых сериях пропарит зрителю мозг о том, как влияет незначительное изменение веса монеты на состояние рынка и наоборот. Лоуренс как всегда ввяжется во все это дело с той стороны, с которой можно заработать кучу денег, накопить на собственный магазинчик, но в итоге прогорает и уносит ноги, счастливый уже потому, что смог вернуть подружку, риск неожиданно расстаться с которой будет нависать в конце каждой из частей.



- Нора Арент и Контрабанда Золота, где Лоуренс прогорает уже в самом начале (надо оценить удачливость этого человека, потому что при таком «везении» за семь лет торговли у него еще как-то остались лошадь и повозка), и единственным шансом становится незаконный ввоз в город золота с помощью девочки-пастушки, которую все считают ведьмой, ибо ей одной удается здоровой и невредимой бродить по округе, где кишат волчьи стаи.



- Диана Рубенс и Спрос на Пирит, где наш герой, уверенный в своей крепкой дружбе со спутницей, догадывается заключить на нее пари с шустрым торговцем Ферми Амати, который уже подготовил брачный контракт и желает выкупить Холо у Лоуренса и жениться на ней. «Удача» как всегда рядом и за день до завершения спора спутники крупно ссорятся, после чего единственным шансом Лоуренса вернуть Холо будет попытка обвалить невероятно возросшие цены на пирит, тем самым обанкротив Амати, в чем пытается найти поддержку у мрачной женщины-алхимика, которая по некоторым слухам — очень-очень большая птица. И даже не в переносном смысле.



- Эйб Болан и Неопределенности с Мехами. Герои уже на Севере и всерьез идут разговоры о расставании, впервые торговля отходит на второй план, однако на пути появляется девушка-торговец, прячущая лицо от посторонних и предлагающая «выгодную» сделку, которая обогатит Лоуренса, однако, будет стоить временной продажи Холо, выданной девушкой из дворянского рода. Полагаясь на верную удачу, Лоуренс соглашается, а еще из прошлых частей было ясно, что удачи у него…



Интерес, между тем вовсе не находится под угрозой, а медлительное повествование с завидной красотой рисовки дает возможность просто любоваться зрелищем. Большая часть действия тут разворачивается на рынках, дорогах и в трактирах, взаимодействие с другими персонажами — почти всегда деловые переговоры, а напряжение порой возрастает из ничего, да и мало где вообще зритель будет еще так сопереживать из-за спроса и предложения на вымышленных рынках вымышленной страны. И надо-то было всего лишь внести тонкую романтическую линию, невесомую, словно перышко и почти иллюзорную, что порой приходится задумываться, а есть ли она вообще или нет.



Целомудренность не раздражает, и не позволяет упрекнуть в несерьезности, и все оттого, как грамотно были сцеплены романтика и меркантилизм, работая друг на друга и взаимодополняя, ведь не упрекнешь историю за наивную детскую мелодраматичность хотя бы потому, что тут по одним мотивам можно написать трактат о торговле, а профессиональные диалоги порой выносят мозг даже законченному цинику. С другой же стороны не упрекнуть за серьезность и заумность, ведь, в конце концов, это же легкая романтическая мелодрама.



А в заключении даже жаль, что приключение подошло к концу так быстро, ведь вроде еще лишь совсем недавно началось, из чего, впрочем, и складываются очень правильные впечатления и мысли о сериале, ведь основной идеей тут была вовсе не торговля, она была лишь крепкой опорой для чего-то совсем уж неуловимого, как уходящее время, встречи и расставания, как идущая вдаль дорога с добрым спутником, которая не может не закончиться, как бы ни хотелось, чтобы она шла вечно, под мелодичный скрип колес.



Итог: красивый мультфильм с легкой, как пушинка, романтической линией, через который, ко всему прочему, органично пропустили еще и несколько лекций о средневековой торговле. А в памяти отпечатается все это, прежде всего, как увлекательное путешествие в хорошей компании и с интересными встречами.



8,5 / 10

 

Дневник лесбиянки / Eloïse (2009)



Дневник лесбиянки
Eloïse
2009
Испания


Режиссер: Хесус Гарай
В главных ролях: Диана Гомез, Ариадна Каброл, Лаура Конежеро, Бернат Саумелл, Каролина Монтойя, Миранда Макаров, Нуриа Хоста, Эдуард Фарело, Хаум Мадаула, Пау Херреро
Сценарий: Cristina Moncunill
Продюсер: Хосе Антонио Перез Гинер
Оператор: Карлес Гузи
Композитор: Карлес Касес


«Иногда в жизни стоит рискнуть не задумываясь»

Фильм начинается двумя внесюжетными сценами, получающими продолжение в развитие основного сюжета: 18-летняя Азиза прикована к больничной койке, рядом с которой постоянно дежурят ее мать и парень, другая сцена – маленькая Азиза идет с мамой через длинный темный коридор, что сразу позволяет задуматься о мрачном детском воспоминании, воплощенном в концептуальном стиле. Основная история – лишь ретроспектива первого сюжета, о подругах и любви девушки, вступающей во взрослую жизнь. И все у нее, казалось бы, отлично – хорошие подружки, парень, обаяние которого подкупает даже ее родителей. А потом тяга к прекрасному заставляет ее пойти к начинающей художнице, оказывающейся местным изгоем – Элоиз, с которой они становятся хорошими друзьями, а через время между ними возникает большое и светлое чувство, ну и…

Главное достоинство фильма кроется в его мягкой романтической атмосфере и, несмотря на острую тематику, отсутствие эпатажа, который присутствует в русском «переводе» его названия. Положительное впечатление достигается за счет эстетической инсценировки и внешней художественной красоты каждого отдельно взятого кадра и персонажа, ну, и вне сомнения, за счет необыкновенного обаяния исполнительниц главных ролей. Как и в любой прочей романтической истории, написанной женщиной, здесь царят завуалированные настроения, героини больше сосредоточены друг на друге, чем на реакциях со стороны, потому и вопреки ожиданиям, социальная сторона вопроса, а вернее неприятия гомосексуальных отношениях в традиционном обществе, не раскрыта. Да и надо ли это было авторам?

Касательно лесбийской любви, в более глубоком разрезе фильм придерживается двух позиций: сознательного личного выбора и невозможности будущего у данного типа отношений на подсознательном физиологическом уровне, короче про Кита и Луну. Первая выражается в лиричности повествования, красивой истории, замешанной на художественной культуре, что выражает одновременно и тягу к прекрасному, и стремление к защите свободных взглядов. Вторая – концовка, типичная для такого рода фильмов, которая говорит о том, что даже в более долгой перспективе у девочек не было большого будущего. Основная же мысль в том, что стремиться к прекрасному – естественное желание, на которое каждый имеет право.

Прежде всего интересен, вынесенный в заглавие персонаж Ариадны Каброл – Элоиз. В первых минутах – это не слишком привлекательная девушка-изгой, сидящая в стороне от сверстников с томиком демонологии, отчего все считают ее изнасилованной и сделавшей аборт сатанисткой – изначально, как минимум, вызывает отталкивающие впечатление. Иначе этот образ раскроется, когда главная героиня Азиа, «правильная» во всех отношениях девушка, переступает порог мастерской и попадает во внутренней мир будущей подруги. На первый план теперь выходят такие качества, как смелость и независимость, что уже на этом этапе восхищает несколько затюканную Азиу. Элоиз становится символом ее становления, как личности, раскрепощения, потому как видно, что девушка и раньше тянулась ко всему необычному, но строгая мать, консервативные (для подросткового мира) подруги убивали потенциал на корню, Элоиз же не только позволила ему раскрыться, но и сама подтолкнула к идее, что иногда в жизни стоит рисковать.

Смотреть фильм можно, и как драму, и как романтическую мелодраму, и как чисто развлекательное кино, от каждого здесь есть некоторые элементы, да и удовольствие он может доставить тем, кто не любит копаться в подтекстах и символизме, которых, тут, к слову не мало, хоть внешне это и совершенно незамысловатая романтика. Понравится также и любителям красивых фильмов, чему поспособствует присутствие мягкой, почти высокохудожественной эротики. И даже, в общем-то, не изобилующий необычными находками и поворотами сюжет не вызывает отторжения, ведь по сути он тут и роли-то не играет – это фильм, воздействующий прежде всего на чувства зрителя, а уж потом на все остальное.

Итог: лирическая лесбийская мелодрама с предпосылками драмы, воздействующая на чувства прежде всего эстетической сексуальностью, оставляющая после себя светлое послевкусие и желание дать в тыкву российским переводчикам.

7,5 / 10

Помни меня / Remember Me (2010)


Помни меня

Remember Me
2010
США

«Живи мгновеньем, люби безоглядно...»

Режиссер: Аллен Култер
В главных ролях: Роберт Паттинсон, Эмили де Рэйвин,
Пирс Броснан, Тейт Эллингтон, Крис Купер, Руби Джеринс, Кейт Бёртон, Кейтлин Ранд, Мосес Ацеведо, Ноэль Родригез
Сценарий: Уилл Феттерс
Продюсеры: Кэрол Кадди, Тревор Энгельсон
Оператор: Джонатан Фриман
Композитор: Марсело Зарвос
$16 000 000

В нужном месте — В нужное время

Бывает, что фильмы делаются не ради совокупности множества достоинств, чтобы хорошо в них было, по мере возможности все. Зачастую ради чего-то одного приходится жертвовать остальным. Так главную скрипку может сыграть сюжет или же атмосфера, замечательный актер, попавший в образ, интрига, протянувшаяся тонкими нитями по всему действу… В случае «Помни Меня» ударная часть отводится концовке, потому как сценарист Уилл Феттерс (это, кстати, единственная работа, из-за которой он может называть себя «сценаристом») явно сначала придумал окончание, а уж потом, с горем пополам накрутил все остальное. И не прогадал, ведь знал он, что какой бы тягомутиной он не забил два-три часа экранного времени, концовка пробьет всех и заставит людей искать смысл даже в сырных дырках, потому что для каждого американца есть три точки, надавив на которые стабильно выжимается слеза: СПИД, насилие над детьми и… это самое.

Повернутые на психоанализе американские киноделы смекнули, учитывая внезапную концовку, о которой никто ни догадывался, зрителя в финале охватит чувство вины — как же он мог не присмотреться к тягомутному действию, когда там раскрывалась такая важная проблема. Поэтому, виноватые перед своими согражданами зрители, сходившие в кино первый раз, обязательно сходят второй раз, чтобы внимательнее приглядеться к завязке фильма, длящейся ровно полтора часа и найти там ВЕЛИКИЙ СМЫСЛЪ, объясняющий кульминационную концовку. Вот тут, кстати, стоит обратить внимание на не очень чистый прием нагнетания драматизма: вы заметили, как вся суть… «этого самого» была акцентирована на одном лишь главном герое (не будем называть его Паттинсоном, потому как, по словам создателей, новый секс-символ кинематографа подписался на роль еще до того, как стал секс-символом).

В 1951 году в США вышла одна бессюжетная книжка про мальчика, который слонялся по городу без дела и думал, а почему вокруг все такое ненастоящее, фальшивое, да и в чем вообще смысл этой бессмысленной жизни. Мальчик этот был подростком, герой фильма же уже достаточно взрослый молодой человек, вот только занимается он все той же фигней, а создатели фильма считают это потрясающей идеей и неоднократно ссылаются на ту книжку, совершенно случайно ставшую мировым бестселлером и окупившуюся настолько, что ее автор смог безбедно прожить в затворничестве остаток своей долгой бессмысленной жизни. А старший брат, застрелившийся в 22 года, гениальная сестренка, не способная найти общего языка с одногодками и богатый отец, ушедший в работу от семьи — все это герои Сэлинджера, его «несправедливого» мира.

Вот только заимствования нашли меру — сценарист вписал в сюжет романтическую линию, ведь какой драматический фильм о молодежи сегодня обходится без настоящей любви. И в этом плане австралийка Эмили де Рейвен стала лучшей актерской находкой фильма, ее образ Элли весь фильм балансировал на грани бойкости и консервативности взглядов, что позволило романтической героине не выбиться из сэлинджеровской атмосферы — этакий лучик света в мире непонимания. Выгодно тут сказался и 28-летний возраст актрисы при моложавом лице, придавшей Элли (21 год) нужную взрослость мышления, что учитывая контекст является одним из важнейших факторов образа.

Краеугольный камень конфликтов — взаимоотношение молодежи с окружающим их миром, т. е. сверстниками, учителями, родителями, полицией и пр. пр. пр. Таких мелкомасштабных конфликтов здесь масса, хотя бы потому, что главный герой, Тайлер находится в глубокой оппозиции и активно не желает делать ровным счетом ничего, вследствие этого его много бьют. Да и Элли с Каролайн оказываются персонажами не от мира сего, поэтому они втроем как нельзя кстати притягивают к себе кучу таких проблем, которых нормальные люди избегают. Вот и получается, что в этом изобилии бытовых неурядиц все бросаются искать ВЕЛИКИЙ СМЫСЛЪ и проектировать его на… «это самое», чтобы найти заветный ответ на несуществующий вопрос.

Большую роль играют человеческие трагедии — смерть матери Элли, самозастрелительство брата Тайлера… Создатели ясно намекают, что смерть родных выбивает жизнь из колеи, показывая в глубине семейной трагедии, что ругать уж само собой не принято, однако представить этот взгляд на проблему, как нечто новое все равно, что выйти на улицу и начать убеждать людей, что Земля все-таки круглая. Ни одного свежего взгляда на поставленные проблемы фильм не дает, он топчется по бытовым колеям решений, ни углубляясь и ни акцентируясь на одном из них, а поверхностность в нынешних драмах штука непростительная.

Ложку дегтя в драматическую составляющую добавляет обделенный умственными способностями друг главного героя — канонический персонаж американских историй, всем своим видом демонстрирующий, какой все-таки главный герой умный на его фоне. Для сюжета он не сделал ровным счетом ничего, от всех конфликтов он остается в стороне и появляется, как комедийное дополнение, что фильму вовсе не идет на пользу, опуская его на целую планку ниже, чем могло бы быть.

Итог: полуторачасовая проходная драма ради отличного финала, ориентированная на поиск смысла, которого в ней не больше, чем в любой другой проходной драме без столь замечательной концовки.
3 / 10 

Меня зовут Кхан / My Name Is Khan (2010)


Меня зовут Кхан

My Name Is Khan
2010
Индия

«The first superhero with only one superpower — humanity»

Режиссер: Каран Джохар
В главных ролях: Шахрукх Кхан, Каджол, Кристофер Б. Дункан, Стефани Хакабай, Дженнифер Экхолс,Соня Джехан, Хармони Блоссом, Карл Марино, Танай Чхеда,Шэйн Харпер
Сценарий: Shibani Bathija, Niranjan Iyengar
Продюсеры: Парт Арора, Каран Джохар
Оператор: Рави К. Чандран
Композиторы: Шанкар Махадеван, Лой Мендонса, Эхсан Нурани





«My name is Khan, and I am not a terrorist»

Как отдельная прослойка, индийское кино редкий гость в западных кинотеатрах. Конечно же, недавний британский прорыв «Миллионер из Трущоб» не мог не сказаться на интересах публики к продукции Болливуда, в который за десятилетия деятельности сложились свои принципы и особенности съемок достаточно самобытных лент. Детище уроженца Индии Карена Джохара — прорыв границы между менталитетами различающихся в корне краев света, хотя бы потому, что это кино, снятое полностью на индийские деньги индийскими киностудиями выглядит очень американским проектом, где, собственно, и проводились основные съемки. И это даже не потому, что цель героя — встреча с Американским Президентом (режиссер соткал вокруг него просто ауру божественности), а оттого, что повествование, по своей манере, клонится к таким фильмам, как «Форест Гамп» и «Человек Дождя».

«Меня зовут Кхан» — фильм одного героя, чей образ потрясающе изобразил индийский актер-однофамилец Шахрукх Кхан. О киношном Кхане, зовут которого, кстати, Ризван, говорить можно очень долго. Начать стоит с того, что у него аутизм, синдром Аспергера, болезнь, которой свойственно нарушение социального развития личности, причем на интеллектуальные способности этот недуг отрицательно не влияет. Причем синдром Аспергера здесь выступает ни в качестве недуга, ведь именно он помог Ризвану стать таким положительным человеком, для которого не существует социального неравенства, он просто не в силах его понять, лишь одно объяснила ему мать в детстве: бывают плохие люди, и бывают хорошие, все остальное не важно. А еще Кхан очень умный — он легко запоминает тексты, может ремонтировать «почти все», и автоматически определяет возраст людей в годах, месяцах и днях.

Таким образом Кхан — идеальный герой антиполитической картины, воспевающей человечность. Еще два следствия «болезни» главного героя — он добрый, и совершенно не способен лгать, что притягивает к нему массу забавных ситуаций. На него даже сердится нельзя. Однако, большую роль играет и удача, ведь в жизни Кхану очень повезло — любящая мать, учитель-альтруист, прививший и без того умному мальчику энциклопедические знания, разбогатевший в США брат, красивая, понимающая его девушка. Успеху Кхана, на первом часу картины можно только завидовать, а его боязнь желтого цвета и громких звуков кажутся чем-то, в высшей степени незначительным. И, несмотря на что, с точки зрения его философских взглядов плохих людей в мире намного больше, сам он обладает даром притягивать к себе таких же добрых людей, как и он сам.

Интригует фильм с первых минут, ведь задержанный в аэропорту Кхан отвечает службе безопасности, что он идет к президенту США, чтобы поговорить с ним, но на деле всего лишь сообщить одну фразу: «Меня зовут Кхан, и я не террорист». А дальше длинным флэшбеком проносится жизнь Кхана, счастливый ход которой нарушился 11 сентября, угадайте какого года. Тут режиссер дает трактовку своим политическим идеям: в западном мире время всегда делилось на две эпохи, т. е. «до нашей эры» и «наша эра»; после 11 сентября их стало три. «Мусульманин» стал синоним «террориста», прокатилась волна погромов со стороны американцев, требовавших представителей Ислама убираться из их страны, под раздачу попали и сикхи, и индусы, отношение к ним резко ухудшилось. Кхан, однако, никогда не придавал этому значения, ведь для мир делится только на хороших и плохих. Однако, событие, заставившее его с сумкой наперевес пересечь Америку, произошло много позже — в 2007 году.

При всей своей мелодраматичности, фильм не чуждается реализма, серьезная политическая драма разворачивается наравне с сюжетом, несправедливости в мире Кхана становится все больше и больше, ведь его наивность позволяет ему серьезно стремиться по маршруту визитов президента, чтобы просто поговорить с ним, когда все вокруг считают его дурачком. Впрочем, что и показывает фильм, если упорно к чему-то стремиться, не опускать рук и оставаться самим собой, то, однажды все может произойти само собой, ведь в концовке поменялись все акценты, только исламские экстремисты остались при своей ненависти. Впрочем, эти никогда ничем не довольны.

Как и в любой киноповести о странных людях, огромную роль играют персонажи второго плана, такие, как мать Кхана и учитель, мама Дженни и Смешной Джоэл, по-своему важны даже такие, как пакистанский неудачник Абдул и доктор Рахмар, Барак Обама и Джордж Буш-младший. Их здесь масса, всех и не перечислить, но они составляют общий фон, дают трактовку ситуациям, которые по-другому не раскрыть, иногда на миг становятся сюжетообразующими персонажами (что, вообще-то, ход весьма сомнительный), давая понять, что жизнь зависит от массы факторов, и в большинстве они являются людьми, хорошими или плохими.

Ну, и, какой же индийский фильм без соответствующих песен, хотя особенности есть и здесь. Во-первых, герои не танцуют, да и странно было бы вообще увидеть под конец танцующего Барака Обаму. Во-вторых, вся музыка представляет собой пусть и качественные треки, но общее время их звучания — всего двадцать семь минут, к тому же (оно же «в-третьих») они идут саундтреками, т. е. актеры сами не поют. В целом все это, и то, что на закадровом звучании музыка идет приглушенно, отсылается к американскому кино. Если привести грубое сравнение, то можно сказать, что «Меня зовут Кхан» лишь чуть-чуть более индийское кино, чем «Миллионер из Трущоб».

Главное же достоинство «Кхана» — доброта. Ее этот фильм просто излучает, поэтому при депрессии он безусловно поможет, и хоть на те два с половиной часа поднимет настроение, ведь комедийная и мелодраматическая составляющие сильны, они не цепляются навязчивостью, а как бы проходят между делом, ведь и сам Кхан юмора не понимает, он воспринимает дословно любое образное выражение и доводит даже самое безнадежное дело до логического конца, готов прийти на помощь нуждающимся и отремонтировать «почти все». Даже ваше настроение.

Итог: уникальная индийско-американская киноповесть, гармонично вобравшая в себя политическую драму, романтическую мелодраму и душевную комедию, волшебство современных городских сказок Голливуда и воздушную оптимистическую атмосферу Болливуда.
 
7,5 / 10

Лабиринт страстей / Laberinto de pasiones (1982)


Лабиринт страстей

Laberinto de pasiones  
1982
Испания

Режиссер: Педро Альмодовар
В главных ролях: Сесилия Рот, Иманоль Ариас, Хельга Лине, Марта Фернандес Муро, Фернандо Виванко, Офелия Анхелика, Анхел Алькасар, Конча Грегори, Кристина Санчес Паскуаль, Фабио МакНамара, Антонио Бандерас
Сценарий: Педро Альмодовар
Продюсер: Педро Альмодовар
Оператор: Анхел Луис Фернандес
Композитор: Педро Альмодовар, Фабио МакНамара Бернардо Бонецци, Нино Рота

Страсть в большом городе

Во втором крупном фильме за свою карьеру Альмодовар демонстрирует зрителю, заявленный в названии «Лабиринт страстей», следуя за героями по Мадриду 80-ых годов со всеми его пороками. Поначалу обилие героев обескураживает, но чем дальше, тем больше сюжет увязывает всех в плотный клубок интриг и случайностей, а катализатором служит страсть, к чему бы она не относилась, к деньгам ли, сексу или политике. Тема сексуального влечения развита особенно сильно, по крайне мере, редко можно увидеть фильм, где режиссер таким ненавязчивым образом ставит гомосексуальные откровенные сцены, инцест, да и вообще выходит за рамки приличий. Однако, сдержанность и профессиональный рост в сравнении с дебютной картиной ощущаются, а хулиганская стилистика становится более кинематографической.

Ставки значительно возросли, ведь «Пепи, Люси, Бом…» стал культовым фильмом среди независимых картин, один из мадридских кинотеатров настолько проникся новым режиссером, что оказал значительную поддержку в финансировании, хотя двадцать миллионов песет нельзя было назвать большой суммой даже по тем временам. И все же, это уже не кино, где механизм съемочной площадки работает на голом энтузиазме, теперь Альмодовар смог раскошелиться даже на оператора. С таким солидным стартом поп-артовая комедия уже не тянет, поэтому «Лабиринт страстей» комедия многоплановая, со множеством линий и героев, и все надо удержать в балансе.

Основное повествование ведется через двух героев — нимфоманки с «говорящем» именем Сексилья и Риза Ниро — восточного принца, инкогнито путешествующего по Мадриду в поисках приключений, между которыми вспыхнет забавный роман — Сексилья подумает, что Риза приверженец платонической любви, а он вообще-то гей. Это, кстати, качественная черта фильмов Альмодовара, как он признается, фильмы Билли Уайлдера, американского режиссера-классика, еще вначале режиссерского пути дали ему представление о том, что хороший черный юмор в сочетании с мелодрамой помогут избежать сентиментальности. Уж что-что, а всякие низкие приемы юмор Альмодовара, порой жесткий и циничный, убивает в зачатке. Потому, даже, кажется, вполне стандартный хэппи-энд у него вовсе не выглядит банальным, а чем-то само собой разумеющимся. 

Самое забавное, что несмотря на такую несовместимость у нимфоманки и принца-гомосексуалиста в то же время есть один общий интерес — поглядывание на мужские ширинки. И именно это послужит сильным основанием для их отношений, ведь у Альмодовара часто изображаются черты, причудливо связывающие героев, как, например, страсть к садомазохизму объеденила Люси и Бом в предыдущей картине. Здесь же большую роль играют еще и связи героинь с отцами, к ним можно еще добавить и попытку Сорайи забеременеть от принца в изгнании. Из таких вот поворотов и сплетен лабиринт страстей, метафора современного Мадрида, хотя так, без преуменьшения, можно назвать любую ленту режиссера.

Несмотря на обилие сцен, которые порядочный человек должен воспринимать с отвращением, они так вовсе не воспринимаются. У Альмодовара есть отличное чувство такта, помогающее естественно передавать ситуацию с одной стороны, а с другой иронично возводить ее в ранг байки, создавая свою реальность естественного порока, в которой режиссер отлично себя чувствует. К тому же использует хичкоковский принцип: снимать сцены любви так, будто это что-то другое. Главное в том, что фильм ничего никому не пытается доказать, тем более навязать, его задача проста — развлечь зрителя. Кажется, здесь умирают все хорошие произведения, но нет же, здесь восходит Альмодовар, снискавший положительные отзывы, как среди зрителей, так и критиков своими развлекательными драмами о смелых отношениях. Впоследствии режиссер признается, что снимает кино так, чтобы зритель ни разу за просмотр не отвлекся на часы. И удается ведь.

В актерском составе значатся и сам Педро Альмодовар, сыгравший аж две роли, и его «коллега» по группе, в которой он по молодости играл — Фабио МакНамара, они же написали музыку для фильма. Менять любимчиков Альмодовар не стал, поэтому, как и в предыдущем фильме здесь снялась Сисилия Рот, но уже в главной роли. И по традиции, как талисман на удачу снялся в небольшой роли брат режиссера, его же единомышленник и верный помощник Августо Альмодовар, который впоследствии станет и продюсером большинства картин братца. А вот настоящим открытием стал актер, получивший совсем маленькую роль гея-нюхача, но Альмодовар еще на пробах оценил потенциал молодого Антонио Бандераса, для которого «Лабиринт Страстей» — дебют в кино.

Итог: ироничная мелодрама, осветившая все страсти, заставляющие людей стремиться к цели. Это уже не бунтарский фильм, каким был «Пепи, Люси, Бом…», это уже кино, пусть все еще независимое, малобюджетное, да и небрежное местами, но тем и привлекающее к себе.
7 / 10

Рождение нации / Birth of a Nation, The (1915)


Рождение нации

The Birth of a Nation
1915
США

Режиссер: Дэвид Уорк Гриффит
Сценарий: Томас Ф. Диксон мл., Дэвид Уорк Гриффит, Фрэнк Э. Вудс
Продюсер: Дэвид Уорк Гриффит, Х.Э. Аиткен
Оператор: Г. В. Битзер
Композитор: Джозеф Карл Брейл, Дэвид Уорк Гриффит
Бюджет: $110 000

Трехчасовая немая драма Дэвид Уорка Гриффита в свое время перевернула кинематограф. Несмотря на многочисленные обвинения в пропаганде расизма, мало кто смог отвергать технические и художественные достоинства фильма, ставшие образцом для всего раннего кино, и оказавшие огромное влияние на его последующее развитие. Для съемок этого фильма Гриффиту, по началу, скептически относившемуся к киноискусству, но впоследствии ставшему его активным деятелем, пришлось собрать имеющиеся навыки и приумножить их, чтобы сделать это грандиозное кино. За основу был взят роман «Тайное общество: исторический роман о ку-клукс-клане» Томаса Диксона, появившаяся на прилавках в 1905 году, вторая часть трилогии, основанная на Гражданской войне в США. Споры о идеологической стороне преследовали картину в течении века, да и не отстали до сих пор, тогда Гриффит заявил, что не питал симпатии к расизму, ссылаясь на свободу слова и считая себя вне политических течений, однако, не сильное оправдание, учитывая, что расисты, а впоследствии и нацисты, будут считать «Рождение Нации» чем-то большим, чем хороший фильм и веха в развитии искусства. Так или иначе, картину не запретили и не проигнорировали, ведь, в конце концов, это не только исторический фильм — это уже сама история. 

Вклад в копилку Кинематографа очевиден и в этом плане считается, что «Рождение Нации» проторило дорогу Большому Кино, во всех отношениях. Гриффит использовал, как уже известные приемы, так и новые идеи: впервые специально для фильма была написана музыка, использование каше для акцентирования внимания, изменение планов, огромная массовка и комбинированные сцены. Разумеется, для воплощения фильма потребовались огромные деньги. К примеру, бюджет в более чем 100 000$ — баснословная по тем временам сумма, превысила бюджет любой картины, снятой до этого, также и трехчасовой хронометраж до этого фильма не использовался. В отношении денег, собранных с инвесторов, также было немало споров, полагая, что не в последнюю очередь здесь участвовали капиталы… «фанатов» первоисточника, и доказательство тому — возрождение Ку-клукс-клана в один год с премьерой фильма. Однако, хоть вложение в новое, по тем временам, искусство и было рискованным, оно окупилось на зависть всему капиталистическому миру, заставив толстосумов задуматься и над таким вариантом заработка. 

Заслуг у «Рождения Нации» много, в том числе и то, что именно на этот фильм будет равняться американская киноиндустрия начала ХХ века, а в ней были не только плюсы. И, надо признаться и достоинства, и недостатки будущий кинематограф переймет отсюда. Несмотря на то, что Гриффит делал серьезное кино, он хорошо понимал и развлекательную сущность кинематографа, зритель нуждается в зрелище. Поэтому, если первые два часа на экране разворачивается настоящая историческая эпопея о войне и мире, достойная пера классиков, то последний час ознаменуется историко-приключенческим фарсом в духе авантюрного чтива, где порочное зло (здесь: негры) захватывает власть, а злобный лидер хочет жениться на девушке главного положительного героя. К счастью, на помощь уже спешат благородные рыцари в белых одеждах (здесь: Ку Клукс Клан), и, конечно же, надают злыдням как следует, по всем законам блокбастера.

Чернокожее население здесь выставлено настоящими злыднями, не ведающими моральных норм, чести, традиций. Сложно поверить, что уравненные в правах с белыми, черные начали притеснять «коренных» американцев, скорее имеет место типичный расистский максимализм. Если в начале это еще выглядит достоверно, уже ближе к концу скатывается в чистый абсурд, где чернокожий губернатор прямым текстом объявляет о желании построить «Черную Империю». Конечно, выступая против таких-то заявлений, Ку Клукс Клан выглядит настоящим героическим обществом, мстителями в масках, которые борются с захватчиками. Сколько бы не заявлял режиссер об отсутствии расистских взглядов, фильм получился крайне пропагандистским, и это факт. Однако, вместо того, чтобы ругать Гриффита, можно задуматься о роли Кинематографа, как искусства, прежде всего созерцательного, абстрагированного от реальности и создающее свое, особое полотно. На деле все могло быть иначе, но в реальности «Рождения Нации» все именно так — злобные негры-захватчики ,и благородный Ку Клуксы, а в этой самой «Своей Реальности», фильм действительно превосходен, плещет воинственным героическим духом.

Персонажи значительно упрощены, мимика зачастую картинна, но это лишь с точки зрения современного зрителя, тогда подобная проработка экранных образов была чем-то невообразимым. Гриффиту требовалось заставить актеров играть так, чтобы их образы смогли увлечь зрителя в киномир. Многое тут позаимствовано у театра, но безголосые роли требовали большей яркости и динамики. Режиссеру удалось не просто грамотно совместить все положительные и отрицательные стороны такого использования артистов, но и сделать их уникальными, запоминающимися и въедающимися в память, что также помогает в восприятии фильма, ведь образов тут очень и очень немало. Вот только вопрос грима (режиссер предпочел чернокожим актерам загримировать белых) и преимущество приема вызывает сомнения до сих пор. Впрочем, наверное, именно чумазость добавила «неграм» в фильме такого злодейского обаяния — на орков похожи.

Большое достоинство, в коем не усомнился никто — съемки и монтаж. Так как это, первое кино такого размаха, особое внимание стоит уделить тому, как вплетены отдельные сцены в общее полотно произведения. Несмотря на наличие комбинированных съемок, которые представляют особую сложность из-за того, что действие должно разворачиваться одновременно параллельно в двух напряженных сценах, объединенных в одну, в фильме много и отдельных эпизодов-главок. Здесь особенно явно прослеживается режиссер, прежде всего, короткометражных лент, склеивающий многочисленный мини-фильмы в один большой. Этому сопутствуют надписи, зачастую служащие вводными названиями. В конечном итоге действие получилось неотделимым от музыки, играющей на протяжении фильма беспрерывно, придавая особую динамику и настроения, свойственные тем или иным сценам.

В прологе сказано, что цель картины показать ужас войны. Порой съемки боевых действий и восстаний действительно завораживают, но не столько масштабностью, уж ее-то ныне навидались, сколько черно-белыми кадрами, словно выбравшимися из старинных фотографий. Им невольно хочется верить, потому что, в современном представлении, неровно запечатляющие реальность первые аппараты снимают только важное, то, что было на самом деле. А вот сама тема фатальности войны не показалась важной, к ней Гриффит возвращался без особого желания, лишь чтобы соблюсти долю реализма. Финал же в этом плане абсолютно романтизированный, лишь последние кадры снова обращаются к теме в гротескном эпизоде — один из Всадников Апокалипсиса над полем брани против Иисуса в «Храме Мира и Любви». Урывки и некоторые моменты, безусловно, впечатляют, но целостности этой идеи и искренности ее воплощения здесь, к сожалению, нет и в помине.

Итог: историко-романтическая эпопея о борьбе, пусть в историческом смысле и считающаяся фарсом, но убидительная абстрагировано от реальности. Гриффит совместил здесь и драму, и мелодраму, и историю, и вестерн, и рыцарскую сагу, поставив, одновременно, и первую драматическую киноэпопею, и первый блокбастер.
10 / 10 

Семь жизней / Seven Pounds (2008)


Семь жизней

Seven Pounds
2008
США

Режиссер: Габриэле Муччино
В главных ролях: Уилл Смит, Розарио Доусон, Вуди Харрельсон, Майкл Или, Бэрри Пеппер, Элпидия Каррильо, Робин Ли, Джо Нуньес, Билл Смитрович, Тим Келлехер
Сценарий: Грант Нипорте
Продюсеры: Молли Аллен, Тодд Блэк, Дэвид Дж. Блумфилд, Джейсон Блюменталь, Дэвид Крокетт, Джеймс Ласситер, Доменико Прокаччи, Уилл Смит, Стив Тисч
Оператор: Филипп Ле Сурд
Композитор: Анджело Милли
Бюджет: $55 000 000

Понятно, что картина итальянского режиссера Габриэле Муччино с Уиллом Смитом в главной роли задумывалась, как глубокая драма с элементом притчи о искуплении и самопожертвовании, которой не повредит даже излишняя мелодраматичность и некоторый уровень сентиментальности. Однако, незнание меры сыграло злую шутку и попытка сразу несколькими проверенными путями вышибить слезу превращает качественно отснятый фильм с хорошей идеей в слезливую псевдотрагедию. Нечасто на экранах появляются мелодрамы, где понятие «отдать сердце любимой» имеет настолько прямое значение. Впрочем, известно не одна история святых, жертвовавших всем, дабы помочь нуждающимся, но еще ни разу это самопожертвование не доводилось до такого анатомического абсурда, как в фильме «Семь Жизней».

Сама по себе идея притчи не плоха и даже невероятный образ самаритянина, раздающего себя на органы при жизни, запоминается куда больше, чем большинство персонажей. Но сам подход «семь по цене семи» призывает к иносказательной абстракции. Помимо магического числа есть и другие отсылки к почти библейской жертвенности. Сюда же можно и отнести многочисленные диалоги фильма, о достоинстве и предназначенности, нужности и цене собственной жизни. Несмотря на разведенный пафос, суть остается ясной — пожертвовать собой во имя некоего «искупления», хотя сама тема не раскрыта и творческой недосказанностью останутся причины, побудившие героя к столь странным действиям. Также не раскрыта и заявленная тема: «достоин, али нет?», хотя бы потому, что единственный недостойный ни в чем, кроме налоговой отсрочки и не нуждался. Где отказ в жизненно важных органах плохо учившимся в школе детям? Хотя, возможно, это сделано и специально, чтобы отметить чрезмерную доброту героя, все же нельзя не признать факта, что Тим — явный добряк.

Использование в фильме интриги, которая сопровождалась вырывающимся на первый план чувственным саундтреком, является лишь попыткой запутать сюжетную прямолинейность, но уже к тридцатой минуте, после разговоров о таинственном обещании, отстраненной сценой с любимой девушкой и шикарным домом, вкупе с пожертвованием собственных органов незнакомым людям, открывают истинные мотивы Тима/Бена Томаса. Дальнейшие попытки сохранить тайну кажутся просто смешными, а явное желание помочь слепому и сердечнице на фоне плавающих в аквариуме медуз-убийц говорят красноречивее любых слов. И, тем не менее, музыка продолжает играть так, словно каждый следующих шаг — откровение, в то время как развязка уже ясна и оставшаяся большая часть фильма — сентиментальная мелодрама в ожидании трагического финала. Самой большой загадкой фильма же будет: к чему эти романтические обжиманки перед титрами?

Уилл Смит, как актер блокбастеров, в сущности, напоминает и Уилла Смита, как актера драматического. По крайней мере с одной и той же непробиваемой уверенностью идет к поставленной цели. Но удивительно не только это, а то, как зрители поддержали героя-самоубийцу, ведь, в обществе, вроде еще бытует мнение, что самостоятельно убиваться — это плохо! Тем не менее, именно это методично делает герой, раздавая себя нуждающимся. И с одной стороны это хорошо, ведь помощь людям, а тем более незнакомым — дело, в высшей степени благородное, но без фанатизма же. Впрочем, решение героя — есть решение героя, но то он, в конце концов, и Уилл Смит. Однако, мотивы так и остались не понятными, зато вместо их разъяснения есть Интрига. Сложно понять, хочет ли он просто покончить с жизнью, или так яро помогать людям, получилось ли так в результате потери любимой или из-за чувства вины в несчастном случае, и что из этого стоит на первом плане, завершил ли он его ради той девушки-сердечницы, или вершил изначально задуманное. Хочется видеть не проторенную дорожку, а вариации и мотивы выбора именно этого пути.

Еще одна занятная черта фильма — он исключительно положителен, т. е. в нем почти нет ни одного отрицательного героя, а весь праведный гнев за равнодушие общества выльется на эпизодических персонажей: бедного нуждающегося в отсрочке человека, обижающего старушек и брата главного героя, который, движимый своими мелочными и мещанскими побуждениями зажал для брата собственные документы на благородные цели. А, еще за кадром где-то есть муж, обижающий жену. Помимо этих эпизодических личностей же в фильме царствует умиляющая гармония и взаимопонимание. Так что представлена я идея самопожертвования выставлена в однобоком свете и не встретила никаких препятствий, кроме той, что такой идеальный и замечательный человек, как Тим Томас умер ради людей. Хотя, учитывая обстоятельства, он просто хотел покончить с жизнью и надо уважать его решение, а не нагнетать драматизма под конец.

Итог: очень любопытное, смелое и специфическое в идейном плане кино с однобокой реализацией и малопонятным уходом в сентиментальную слезливую мелодраму. Как правильно заметил кто-то из критиков: этот фильм построен на чувствах, а не на разуме.
3 / 10

Иллюзионист / Illusionist, The (2006)



Иллюзионист

Illusionist, The
2006
США , Чехия

Режиссер: Нил Бёргер
Сценарий: Нил Бёргер, Стивен Миллхаузер
В главных ролях: Эдвард Нортон, Пол Джаматти, Джессика Бил, Руфус Сьюэлл, Эдди Марсан, Джейк Вуд, Том Фишер, Аарон Джонсон, Элинор Томлинсон, Карл Джонсон
Продюсер: Джейн Гарнетт, Джои Хорвитз, Том Карновски, Брайан Коппельман, Дэвид Левиен, Тед Либовиц, Майкл Лондон, Дэвид Минковски, Том Нунэн, Кэти Шульман, Мэттью Стиллман,. Боб Яри
Оператор: Дик Поуп
Композитор: Филип Гласс
Бюджет: $16 500 000

Начав карьеру псевдодокументальной картиной «Интервью с убийцей», Нил Бергер сумел выгодно воспользоваться успехом и перейти в масштабное художественное кино. В техническом плане «Иллюзионист» является высококлассным стилизованным фильмом с массой декораций и костюмов, известными именами в титрах. Все это особенно похвально, если учесть не такой уж и большой по нынешним меркам бюджет, едва превышающий пятнадцать миллионов. Можно сказать, что Бергер сотворил своего рода чудо, появившись на сцене подобно своему главному герою Айзенхайму.

«Иллюзионист» — это вольно рассказанная мелодрама о противостоянии молодого фокусника, достигшего вершин мастерства, и кронпринца в борьбе за сердце девушки. Впрочем, в этой борьбе Айзенхайм победил слишком быстро, но светские приличия и ожидаемый брак Софи их счастью несколько мешали. По сути, главным героем является не грамотно выстроивший план Айзенхайм, четко идущий к своей цели, и уж тем более не кронпринц, наделенный куда более отрицательными чертами характера, а инспектор Уль в исполнении Пола Джаматти, для которого все представление и разыграно, который и является связной нитью между противниками. Именно этому, в глубине души, честному человеку они должны доказать свою правоту и навязать необходимость посадить в тюрьму их противника. Поэтому, когда к концу понятия «злодей», «герой» и «жертва» перемешаются немыслимым образом, только к этому человеку, честно пытавшемуся во всем разобраться, остается сочувствие.

Фильм мастерски взывает к чувственному сентиментализму, диалогам во время первой ночи позавидовала бы любая мелодрама. Любовь в фильме представляется чем-то идеальным, вне законов и общепринятой морали, ради нее можно и жизнью пожертвовать, причем как своей, так и чужой. Поэтому в антагонистах изначально стоит кронпринц, чьи отношения с женским полом складываются при отсутствии в них чувственной и возвышенной основ. Весь фильм — это ода чистой любви, абстрагированной от прочих обстоятельств, ведь к концу поступки Азенхайма будут справедливыми только с этой точки зрения, и ни с какой другой. Впрочем, возможно, на идее таким странным образом сказалось желания сделать романтическую историю и, одновременно, удивить зрителя неожиданной развязкой.

Несмотря на то, что большая часть фокусов и трюков к концу разъясняется, многое все равно остается большой загадкой с фэнтезийным уклоном, однако, все фокусы в той или иной степени имели свое применение на практике, однако, зачастую их разгадки уходили вместе с самими фокусниками, а потому и многие манипуляции фильма так и не получат достоверного подтверждения, оставшись загадкой для зрителя. Трюки Айзенхайма, как и говорилось в фильме, взяты со всех концов света, более того с разных эпох, однако, странствующий фокусник при желании и усердии вполне имел шанс обучиться всем нужным знаниям. Однако, в фильме нет ни одной сцены, где Эдвард Нортон был бы увлечен своим делом, кроме таинственного периода странствий, что также придает образу изрядно романтическую основу. И уж совсем малопонятно, каким образом он смог применить все навыки на практике, и остается только развести руками и признать, что всякие «фокусники» и не такое проворачивали.

С помощью необычного стиля, зачастую меняющегося, Бергер великолепно показал процесс препарирования правды — чем больше людей задействовано в сцене, тем более она кажется реалистичной, и уж совсем впадает в эйфорическое настроение, когда история показана с точки зрения одного-двух человек. Таким образом, сложно понять, что здесь правда, а что иллюзорная сказочная реальность, и уж точно невозможно восстановить то, как все произошло на самом деле. До сих пор не уверен в правильном понимании заключительных сцен, потому как кажется, что это больше трактовка инспектора Уля, собранная из обрывков незначительной информации, выдавая желаемое за действительное. Этому вторит и полное различие костюмов, в котором Нортон входит в поезд и того, в котором идет к домику на залитой солнцем опушке.

Итог: играющая на правде и вымысле авантюрно-романтическая мелодрама о главенстве любви, восхищающая, прежде всего, художественным исполнением и стилистическими изысками.
 
6,5 / 10

Грозовой перевал / Wuthering Heights (1939)


Грозовой перевал

Wuthering Heights
1939
США

Экранизация одноименного романа Эмили Бронте

Режиссер: Уильям Уайлер
В главных ролях: Мерл Оберон, Лоуренс Оливье, Дэвид Нивен, Флора Робсон, Дональд Крисп, Джеральдин Фицджералд, Хью Уильямс, Лео Г. Кэррол, Майлз Мандер, Сесил Келлауэй
Сценарий: Чарльз МакАртур, Бен Хект, Джон Хьюстон
Продюсер: Сэмюэл Голдвин
Оператор: Грегг Толанд
Композитор: Альфред Ньюман



Как бы не хотелось верить в миф о Чистом Искусстве, понятие «Имя» в нем значило (да и сейчас значит!) очень многое. Так, например, сложно поверить, что Уильяму Уайлеру, режиссеру, без сомнения превосходному, очень нравился оригинальный роман Эмили Бронте. По крайней мере, сложно объяснить как-то иначе, этим и попыткой угодить Голливуду первой половины прошлого века, переделку завуалированной романической драмы, классики XIX века в банальную мелодраму, снять которую можно было преспокойнейшим образом, даже не раскошеливаясь на авторские права.

Впрочем, утрирую, ведь сюжетно от оригинального романа здесь куда больше, чем могло показаться, но напрочь убитая атмосфера первоисточника заставляет говорить о фильме, как об очень дурной экранизации.

Итак, на деле же сюжет претерпел такие изменения: изящно обрублена вся вторая половина романа путем выкидывания из нее всех детей главных героев. Сосредоточено действие вокруг отношений Хитклифа и Кэтрин Эрншо, даже не просто отношений, а страстной любви, пусть по большей части и платонической. Появилась целая гора, в прямом смысле, мелодраматического символизма.

Сюжет, в принципе, передан дословно, некоторые диалоги выписаны фактически из книжки, с небольшими вкраплениями голливудской отсебятины, призванной накалить уровень любовных чувств героев до предела. В итоге получилась неразделенная история любви знатной девушки и приемыша-оборванца.

Актеры хороши, если простить им, что играли они малость не то — вообще замечательные. Лоуренс Оливье великолепно сыграл страстного любовника, человека с каменным сердцем, которое только и ждет, чтобы его растопила любимая. Да, именно это сделали из Хитклифа. И даже когда в его сторону летят обвинения «злодей», «человек с черным сердцем», не особенно ясно, чем этот практически святой человек в исполнении Оливье смог их навлечь на себя. Его преображение здесь скорее превращение из гадкого утенка в прекрасного лебедя, чем из замкнутого мальчишки в жестокосердного тирана. Кстати, соперничество ему составил не менее обаятельный Дэвид Нивен в роли Эдгара Линтона, что практически уравнивает шансы обоих джентльменов на сердце красавицы. Хороши и актрисы, причем тут как нельзя лучше подойдет именно слово «хороши».

Итог: очень хороший пример того, как классическую драму можно перелопатить в банальнейшую мелодраму, даже при сохранении основной сюжетной концепции. Впрочем, имя Эмили Бронте и таких прекрасных актеров, как Оливье и Нивен вряд ли дадут одному из ранних фильмов Уайлера утонуть в пучине безвестия.
6 / 10 

Граница рассвета / La frontière de l'aube (2008)


Граница рассвета
 
La frontière de l'aube
2008
Франция


Режиссер: Филипп Гаррель
В главных ролях: Луи Гаррель, Лаура Смет, Клементин Пуадац, Оливье Массар, Jérôme Robart, Эммануель Брош, Седрик Вийера, Grégory Gadebois, Vladislav Galard, Julie Pouillon
Сценарий: Марк Холоденко, Арлетт Лангманн
Продюсер: Кончита Айрольди, Дино Ди Дионисио, Celia Simonnet, Эдуард Вейл
Оператор: Вильям Любчански


Н
овый фильм семейного тандема Гаррелей, отца-режиссера и сына-актера, получился невероятно фотографичным, настолько профессионально использованы черно-белые съемки, крупные планы и нарочистая медлительность для создания этой особенной психоделической вневременной замкнутости. Как на ладони, на экране предстает, стремящаяся абстрагироваться от реальности, история любви. А, возможно, это и три истории, если брать в расчет каждого героя в отдельности.

Филипп Гаррель сделал фильм о любви в самом полном смысле. Все разговоры и действия сводятся исключительно к любовной теме с разносторонних позиций, но в центре остается молодой человек Франсуа, его отношения с девушками, прежде всего с Кароль, а уже после с Эвой. Так и не ясно, хотел ли режиссер показать сложности зарождающихся серьезных отношений между мужчиной и женщиной, или же решил продемонстрировать глубину человеческого эгоизма, сведя с ума на амурной почве аж двух из трех героев. А, судя по концовке, третья тоже на подходе. В любом случае, мотивы и поступки останутся глубоко личными переживаниями внутри каждого участника необычного треугольника.

Любовь для Гарреля здесь неотделима от одиночества, как фраза в книге у Голдинга: «Мы все безумны и сидим по одиночным камерам», так постепенно погружают себя в свою изолированную реальность и герои. Несмотря на тесные отношения, свою любовь они придумывают сами и возлагают на нее порой неподъемные надежды. Так любовь к Франсуа захватывает Кароль целиком и возводит чувства в высший смысл жизни, понимая под любовью наслаждение каждым днем с возлюбленным. В чем-то похожи, но более идеалистичны и мягки представления Эвы. А вот Франсуа, пожалуй, единственный, кто так и не смог определиться в своих чувствах. «Я думаю, что люблю», дважды признается он с явным сомнением. А ведь еще до этого Кароль говорила: «Если я надоела, так и скажи. Никто не умрет». Возможно, будь в пареньке больше уверенности, это могло бы стать правдой.

Умение показать близость и отчуждение, дать зрителю почувствовать их на себе — характерные черты работ Филиппа Гарреля; они по-прежнему остаются одной из наиболее сильных сторон и в «Границе рассвета». Он размеряет время встреч с такой точностью, что без слов становится ясно, какую роль каждый играет в жизни молодого человека, будь то самый близкий друг или случайный знакомый, но большее место занимают, разумеется, две любимые девушки. Этим он, пожалуй, делает себя зависимым от присутствия того или иного персонажа в кадре, затем и потребовался абсурдный образ привидения в зеркале, чтобы Кароль смогла напомнить о себе.

Еще одна черта Гарреля-отца — он визуалист и передает настроение, подобно фотографу, прежде всего зрительными образами, игрой света и тени, использованием крупных планов. Иногда кажется, что и слова-то «Границе рассвета» не нужны. Вот только слова есть, но диалоги, зачастую, настолько повседневны, что львиная их часть забудется после финальных траурных аккордов. А расползающиеся по мостовой темные подтеки еще раз напомнят, как порой несовместимы любовь и ответственность.

Итог: хороший пример созерцательного независимого кино, неподвластного временным рамкам.
 
6,0 / 10