Tags: Россия

Цветок дьявола (2010); реж.: (я не уверен, что он был)

____________________________________________________________________
«Твой разум говорит тебе, что это невозможно, но, поверь мне, теперь возможно все»

Я не представляю, как писать рецензию на это убожество. Поэтому, я написал примерную речь, которую сказал бы при визите к мозгоправу, после просмотра этого фильма. Она немного сбивчива, чуть-чуть непоследовательна и, может даже, резковата, но все это художественный элемент. Итак, визит к психологу:

«Здравствуйте, доктор!

Я в депрессии… Я видел этот фильм… Я зря это сделал…

Этот фильм заставил меня задуматься о многих важных вещах! Например, о том, что это во всем мире так, все люди своей страны считают отечественное кино наивысшем уровнем отстойности? Только в России? Или, о том, отрубают ли голову курице, чтобы определить «молодые таланты», которые будут снимать следующий российский фильм? Или просто лотерею проводят? Кто и на каких запрещенных препаратах сидел, чтобы дойти до таких смелых решений воплощения истории в кино? Были ли у них хоть какие-то цели, кроме копирования красивых моментов из других фильмов, чтобы заработать денег? Есть ли где-нибудь курсы для молодых киноделов, где их долго и тщательно натаскивают снимать так плохо, что случайный кинолюбитель снимет лучше? В каком астрале пропадал человек, написавший сценарий, что в итоге все жители России у него делятся на гламурищ и психов? Почему, на просмотре «Цветка Дьявола» начинаешь считать «Сумерки» шедевром? Вся съемочная группа, вместе взятая, за всю жизнь видела больше десяти фильмов? Это не шутка. Этот фильм шокирует! Надо создать рейтинг, который бы присуждался фильмам, чтобы на них не пускали киноманов — нервы не выдержат. Я знал, что фильм плохой, но немного удивился, что люди поголовно разносят его, якобы там невероятнейший отстой — не поверил, ролик-то красивый был… Сходил. Теперь это худший фильм, который я видел. Российский кинематограф поражает воображение, доктор!

Там в сюжете вообще нет логики. Вот некоторые режиссеры за час могут рассказать историю, за два — эпопею подробно пересказать. Но есть люди, которым нечего сказать, а они лезут в кино. По сути, у них нет даже хорошей истории, и за полтора часа они покажут такую муторную кашу, что Дэвид Линч кажется очень открытым человеком, ведь в его фильмах есть смысл. В «Цветке Дьявола» есть девушка. Она дура. Нет, доктор, это не предубеждение — на лице написано. Она главная героиня — про нее вообще ничего не рассказывают, сама она ничего не говорит. У нее, наверное, шизофрения. Ей цветочек аленький во сне привиделся — и это единственное, что занимает ее в жизни. В отличии от парня, который стал за ней ухаживать — она его даже не замечает, на лошадях только нахаляву катается, и присматривается к своим фантазиям из снов. Этот парень тупой… да, доктор, на лице написано. Совершенно неадекватный персонаж, квадратный, как его же подбородок или, как квадрат Малевича. В общем, фильм про любовь, но там нет любви, как и смысла, там показывают гламурные картинки и думают, что от них проснутся чувства. Актеры не умеют играть, хотя, может, это в сценарии прописано — быть статуей, я точно не знаю, но они никакие. У героини есть подруга — ведьма, которая нашла волшебную книгу. Эта подруга, она как будто олицетворяет страхи героини перед темными силами, ведь она может превратиться из аутичной дуры в такую сумасшедшую. Хотя, для фильма, это слишком умная связь, думаю, она возникла случайно, как и другие связи, которые здесь имеются. Это как разглядывать cosmopolitan и думать, что между статьями есть связь, ведь искать ее в модных журналах — ненормально.

А еще, доктор, там написано, что это произведено в России. Но я думаю, это какой-то вымышленный мир, фэнтези, наверное. В колледжах России играют в поло? В библиотеках России хранятся черно-магические гримуары? В России живут настолько примитивные люди? Разве в российских фильмах ставят песни на других языках, чтобы подчеркнуть, как плохо бы здесь звучала песня на русском? Нет, я, конечно, не очень люблю Россию, но, глядя на этот фильм, мне кажется, что я ее все-таки чуть-чуть люблю. Даже, учитывая то, что в ней снимают такие вот фильмы. Создается ощущение, что авторы жили в другой стране, а приехали, чтобы кино снять, на модную тему, потому что в России это дешевле, и, считается, что здешнему зрителю можно впихнуть что угодно, лишь бы деньги за просмотр выложил, а что будет после, их не волнует — они будут в своей, другой стране. Знаете, доктор, я впервые не знаю, как зовут людей, делавших фильм, и мне даже не интересны их имена, ни актеров, ни режиссеров, ни сценаристов, ни продюсеров. Мне кажется, это не те имена, которые надо помнить или узнавать. Они же ничего хорошего не сделали, и, думаю, больше не сделают. В душе, я оптимист, а потому считаю, что если в этой стране есть хоть капля здравого смысла, то к кино их больше не подпустят, а значит, зритель не сможет больше о них обжечься.

Там почти не разговаривают. Не потому что слова лишние, а потому что сказать нечего. Самая хорошая реплика была бы: «Извините, за то, что мы сделали этот фильм». Это бы помогло. Еще там есть одна шутка про магнит, плюс и минус, она убогая, но она единственная. Актеры же, будто позируют для рекламных плакатов, а когда говорят свои редкие реплики, хочется, чтобы молчали и дальше. Они занимаются сексом просто так, без причины, по факту встречи. Думаю, режиссер хотел этим сказать, что заниматься сексом хорошо, но мне его немного жалко, кажется, он и близко не представляет что такое любовь. Он просто знает, что это красивое чувство, а красивое, значит гламурное, поэтому у него не получается убедительных эмоций. Я, конечно, слышал, что людям, не знавшим любви лучше не писать книг и не снимать кино, но как-то до этого не понимал, почему конкретно. Теперь понял. Да, лучше не снимать. Еще мне грустно было смотреть на этих персонажей — они либо разбираются в сновидениях, либо играют в поло, либо занимаются сексом, либо сидят со скучающим видом — их жизнь пуста. А ведь они только в фильме встретились, представляете, доктор, какова была их жизнь до этого? Думаете, я слишком близко к сердцу воспринимают эту историю?

Мистика? Тупость этого фильма — уже мистика, доктор!

Так что мне теперь делать, доктор? Антидепрессанты? Думаете, не стоит? Посмотреть «Сумерки»? Нет? Луи де Фюнес, говорите? Думаете, он поможет? Хорошо, я обязательно посмотрю комедию с Луи де Фюнесом! Спасибо вам огромное, доктор!»

0,5 / 10

Рецензия на Кинопоиске на фильм «Цветок дьявола (2010)»

Клуб (2006); сериал


________________________________________________________
«Пусть все знают, как мы отдыхаем»

Есть беда в российском современном сериале — очень большая и стабильная беда. Дело в том, что все они начинаются хорошо — есть идея, есть персонажи, и сколь бы не была непривлекательна сущность — она любопытна. «Клуб» я начал смотреть давно — с самых первых серий, и он мне даже понравился — он в игривой манере раскрывал тему «золотой» молодежи, где гламурность, пафосность и аляпистость были важными составляющими, и даже клипмейкерский стиль смотрелся очень уместно. Можно было смело сказать, что Александр Толмацкий, когда-то, во всех смыслах, подаривший России Децла (подарок вскоре вернули со словами: «Не надо»), сделал достаточно объективный проект, в которым был заложен смысл о том, во что превращается человек, желающий покорить клубные площадки, и что уж говорить о человеке, который живет ими «с пеленок», т. е. с образования клубной жизни, как прослойки социума, в Москве. Но, тут пришла эта самая беда современных российских сериалов. Дело в том, что один вид денег и не дающая покоя мысль, что их может быть больше, влияет на российского продюсера хуже, чем ЛСД на мозг среднестатистического наркомана. Поэтому вместо того, что влепить первому сезону драматическую концовку (или, хотя бы мелодраматическую) и положить сериал на полку с неплохими проектами, был выпущен второй сезон, который был чуть хуже. А все от того, что темы и новизна были с лихвой исчерпаны, и оставалось лишь мусолить повторы, вклинивая совершенно не понятных персонажей и за уши притягивая конфликты, стараясь поддерживать заданный запал, что, в целом, удавалось. А потом был третий сезон, и, казалось бы, самый убойный — четвертый, ставший наглядным олицетворением тупости, метафорично выраженным в больших… глазах Анны Семенович. Фактически, сериал стал не показывать, а доказывать всю глупость тусовки, замигивая публику стразиками до эпилепсического припадка, лишь бы заработать еще чуточку денег, пока последний зритель не начнет переключать канал от одного вида сей красатищи. Из всего этого можно вынести только одну логичную мысль: в России успешный сериал — не достижение, а смертный приговор.

Главными особенностями были постоянное участие звезд и популярных людей, фотографиями которых пестрят желтые заголовки, если вначале их еще пытались как-то урегулировать, то к концу стали пихать без надобности, и бездумно брать на второстепенные роли. Ну, а то, что проект был полностью сделан на базе МТV объясняет ужасный монтаж, в котором, иногда находились хорошие моменты, но их постоянное повторения быстро раздражало, и он все больше и больше напоминал вереницу музыкальных передач на канале, где постоянное мелькание звезд вконец стерло границы между художественностью и хваленым гламуром. На протяжении пяти сезонов полностью продержалось только одно лицо с первого плана, она же главная героиня — Анастасия Задорожная, по многочисленным комментариям, больше раздражавшая зрителей, чем приносившая пользу. И все же ей, актрисе по образованию, по ходу съемок, удалось вступить в музыкальную группу, также неудачно заняться сольной карьерой и войти в ряды российских сelebrity, о которых знают все, но никто не понимает, чем вообще занимаются данные люди, помимо съемок в PlayBoy, в дурацких фильмах, сериалах, и в не менее дурацких передачах. Короче, успех, на лицо. Единственный же, кто пытался играть в изначально задуманном фарсе, тем самым сделав смотрибельным первый сезон — Петр Федоров, которого за неимением других значимых ролей (Гай в «Обитаемом Острове» не особенно удался), еще долго будут сравнивать с клубным пустозвоном, хотя его мимика, жесты, стиль и бегающее по сторонам лицо с улыбкой в стиле «ребята, вы что, какой нафиг смысл?» были важными качествами образа. Ну, и, во многом, из-за сериала возросла популярность Анны Семенович, сыгравшей достаточно крупную и характерную роль

Считается, что здесь представлена осовремененная история золушки, хотя на деле — не более, чем сюжетная концепция, и каких-то однозначных намеков на сказку нету. А если уж сравнивать, то не с «Золушкой» Перро, где она вышла замуж и стала богатой доброй принцессой, а со сказкой Гримм, где та же девушка превратилась в мстительную стерву, за что по праву считается более реалистичной версией. Поэтому, если слышите от девушки, что она ждет принца на белом коне, не постесняйтесь уточнить: как у Гримм, или, как у Перро, ибо только кажется, что нет никакой разницы, а когда птички начнут выковыривать глаза — будет поздно. Вот здешняя героиня Василиса явно ориентировалась на братьев-сказочников, ибо любила зверюшек, а людей как-то не особенно. Потому, по мере падения качества сериала, во всех фразах персонажа Задорожной начнет сквозить фальш и становится ясно, что стерву ей играть легче, чем проникаться наигранным состраданием, которое как-то удавалось поначалу, и кое-что получалось в первых сериях пятого сезона, которым ознаменовался конец сериала, и о котором, в общем-то, отдельно надо говорить. Он сначала позиционировался, как перезапуск — возвращение к смыслу, перечеркнув фатальные ошибки третьего и четвертого, дабы показать, что жизнь здесь еще есть, и можно найти новые ракурсы в «клубном» вопросе, если взглянуть на него со стороны или сверху глазами самодостаточного человека, чья карьера идет вдоль молодежных тусовок. И надо сказать, получилось. Сначала. Но последний сезон, в целом, лишь олицетворил тенденцию всего сериала, с бойким началом и стремительным падением. Как известно, чем выше забираешься, тем громче шлепнешься, что научно доказано в виде ускорение свободного падения, равного 9,81 м/с². Именно с этим ускорением и полетел пятый сезон, прошибая даже планку глупости, поставленную четвертым, и улетая в такие тартарары, что, по-моему, мало кто смог его вообще досмотреть.

Итог: Если взять первый сезон — вполне любопытный проект о современной золотой молодежи и бесконечной попытке сделать из жизни отдых, снятый знающими людьми, а потому на голову выше бестолковых попыток создать иллюзию этого мира из ничего. Остальные сезоны — безостановочный стремительный полет гламурного разума в бездонную пропасть пошлости и глупости.
1,5 / 10

Рецензия на Кинопоиске на фильм «Клуб (2006)»

Кремень (2007); реж.: Алексей Мизгирев

 
_________________________________________________________
Приключения Иванушки-Дурачка в Стране Наоборот

То, что Москва — очень странный город, известно давно, но, пожалуй, еще нигде, кроме «злободневных» передач, которым надо скандалов побольше, чтобы хоть какой-то рейтинг поддерживать, о нем не говорилось в таком контексте, как в фильме Алексея Мизгирева «Кремень». Как мудро заметил один приезжий из Самары милиционер, крышующий проституток и покрывающий убийц, сажая зарубежных кадров за чужие преступления: «это Москва — здесь все наоборот», возможно, сказав единственную умную фразу, которую можно соотнести с этим фильмом. Поступки героев и, чувства настолько притянуты к желанию видеть именно положительный исход в этой беспросветной истории, что к краху приходит любая попытка понять, а что тут вообще хотел показать режиссер, опровергающий любой здравый смысл в зачатке. И виной всему главный герой, не поддающийся никаким характеристикам, и оправдывающий все свои абсурдные действия набором афоризмов демобилизованного солдата срочной службы, повторяя их, как мучительно заученное ради хорошей оценки стихотворение, включая убойное оправдание от всех смертных грехов: «дембель недавно, еще не разобрался, что к чему».

К сожалению, фильм не дает понять, отшибли ли мозг Антону Ремизову в армии, в детстве уронили, или же он родился таким вундеркиндом. А ведь вроде бы прослеживается ясное идейное наполнение о том, что москвичи зажрались, и приезжему здесь очень туго, что выражается не только в нашем славном герое, о котором разговор отдельный, но и в выставленных в неплохом свете гастарбайтерах и азиатских проститутках, которых притесняет милиция, тоже из приезжих, надо отметить; а потому, в конце герой доблестно отпускает чернорабочего из ближнего зарубежья, чтобы таким образом намекнуть, что он, мол, исправился. Хотя, главная социальная проблема, поставленная фильмом как-то даже нарочно прикрывается, озвучиваясь всего раз, милиционером, охраняющим общественный сортир: «у нас после армии не глядя берут». Вот, ответ на вопрос, откуда в органах берется столько упырей в погонах, которые пьют за рулем, пишут рапорты в зависимости от полученных дивидендов, по ночам, высовываясь из машины и, чтобы все слышали, орут: «САМАРА!!!», а днем собирают деньги с «точек», подобно бригадам 90-ых. И от чего же это так приезжим плохо живется? Наверное, москвичи зажрались!

С жанром этого фильма определиться почти так же сложно, как и со всем остальным, ведь драму убивает вся мелодраматичность концовки, для криминального фильма он слишком посредственен, а для чего-то идейного — слишком невменяем. Под вопросом еще и то, по какой нелепой случайности этот проект выбился из типичных телефильмов, где чувствовал бы себя очень уютно, ведь даже манера съемок в нем не выше, чем в типичном криминальном сериале с НТВ. До «Груза 200», с которым принялись сравнивать это кино, ему откровенно не хватает балабановского умения снимать откровенную, ни на что не претендующую, чернуху, до «Брата», отчасти, того же, а еще и харизматичности Бодрова-младшего, у которого идеально получилось совместить обаятельного народного героя и матерого нарушителя порядка из шальных 90-ых. Но самый неприкрытый замах Мизгирева виден в конце, в разгроме притона, ведь когда-то давным-давно похожим образом это делал молодой таксист Роберт Де Ниро у Мартина Скорсезе, вот только до первого и до второго, создателям «Кремня», как пешком до Луны. Хотя, именно эти цитирования и заимствования, скорее всего, и помогли вырваться с поля второразрядных картин и даже ухватить кусочек пирожка на Кинотавре, однако, все это не делает фильм чем-то большим, чем он является на самом деле — второразрядным криминальным фильмом.

Герой производит двойственное впечатление, ведь с одной стороны он принципиален, что не может не вызывать уважения. Но эта принципиальность поселена в нем недостатком ума, на который неоднократно намекают и коллеги по службе, и отец «невесты». Но глупость часто граничит с наивностью, и именно на этой наивности и сосредоточился режиссер, пытаясь показать неопытность паренька из Альметьевска, едущего из армии, не домой, а прямиком в Москву, чтобы встретиться с девушкой, приславшей фотографию по поручению одноклассников. Ну, и как простой провинциальный парень, конечно же, на ней и жениться. Вот только выглядит это насквозь фальшиво, как и его армейские фразочки, и необоснованные претензии, вроде скандала, устроенного из-за десяти рублей в туалете, и как заявление, что всегда мечтал увидеть Москву, а теперь вот разочаровался, в этой клоаке разврата. Можно даже попытаться списать на то, что он тугодум, его сотрудничество с коррумпированными милиционерами, которых он все-таки решился сдать. Однако, нет в нем главного — искренности. Зато очень много «второго счастья», на котором и основываются все его действия, и даже становится хорошим он не потому, что все переосмыслил, а потому, что «плохие» не угодили наивному парню, у которого «дембель недавно, еще не разобрался, что к чему».

Фильм очень реалистичен. Особенно это можно заметить в последних сценах, в перестрелках, когда герою в спину выпускают автоматную очередь, а потом еще и всю обойму из пистолета. Такого реалистичного безнадежного косоглазия у всех противников поголовно, еще никто не показывал, если только уж совсем в малоизвестных сериалах и, отчасти, в «Таксисте» Скорсезе, но там случай, требующий отдельного рассмотрения, который тут никак не уместен в силу посредственной реализации. В конце, когда между героем и героиней все же проскальзывает искорка взаимопонимания, ведь они же оба приезжие. И не надо думать, что тут какая-то неискренность, если раньше она ненавидела и считала полным идиотом — теперь все по-другому, ведь его по телевизору показали, да и в газете написали, как он разоблачил банду сутенеров, еще и повысили ведь, и на доску почета повесили. Это тоже отсылка к «Таксисту», где по многим трактовкам демонстрируется предсмертный бред, подытоживающий предыдущую сцену, однако, без того, ставшего каноническим, примера об этом не догадаться, да и к тому же уж очень навязчивое и слабое копирование гениального фрагмента в классическом кино в нелепой попытке подогнать его под российские реалии.

Итог: фильм, игнорирующий все хорошее, что могло бы в нем быть и воспевающий те ценности, для которых сначала не мешало бы взять другой сценарий, хоть в этом и была громадная, но слепая отсылка к «Таксисту» Скорсезе.
2 / 10

Чужая (2010); реж.: Антон Борматов


________________________________________________ 
«Тебе такая любовь и во сне не приснится!»

Прав был главный герой, крича в последней сцене через тюремную стену Бабаю: «тебе такая любовь и во сне не присниться». В страшном сне такая мелодрама не каждому приснится. Причем сама фабула любовной линии, если отделить ее от прочих составляющих — чиста и искренна, вот только настоящая любовь быстротечна, а вдобавок здесь омрачает ее число трупов, после которых и кажется, что на смерти, да и вообще на недолговечности всего сущего, держится главная идея фильма «Чужая», в пользу чего говорят и финальные титры, где актеров представляют трупами их героев в морге.

Одной из особенностей последних российских фильмов, в частности криминальных, является любовная история, которая зачастую почти никакого отношения к сюжету не имеет, но прописана и сделана так, что своей искусственно притянутой чистотой, силой и слащавостью будто ставит целью убить все настроение настоящего криминального кино. Нечто подобное присутствует и здесь, но на качественном уровне, потому что дает зрителю шанс предположить, что влюбленный Ромео — идиот, а его верная Джульетта предприимчивая и расчетливая гангстерша, которая, несмотря на нежный возраст, и пулей встретит, и ножом в спину проводит.

Начиналось же все прозаично — компанию дружков-бандитов попросили съездить в Чехию и привезти оттуда девушку по кличке Чужая. Как выяснится впоследствии «имечко» ее одарили в честь американского фильма, популярного в 80-ые, про пришельцев, откладывающих внутри человека яйца, однако поначалу братки еще не очень хорошо представляли, с кем связались. В результате возникли профессиональные разногласия касательно девушки и кое-кого даже застрелили. А потом и еще кое-кого.

Как бы герои не пытались общаться «по понятиям», целостной атмосферы 90-ых, где и развивается история, не получилось, впрочем, записывать это в недостатки не хочется — современный взгляд на криминальные разборки конца прошлого века не плох, соблюдает требуемый уровень жестокости, но при этом не кажется совсем уж аморальным или ностальгическим, как сейчас выглядит масса трэшевых фильмов того периода. Персонажи здесь несколько облагорожены, но все же и не до такой степени, чтобы вызывать сочувствие, что на мой взгляд своеобразная особенность времени: пусть перестреляют хоть всех подчистую — никого не пожалеешь, что придает суровому криминалу горькой правдивости.

А вот сюжет неожиданно оказывается одним из лучших элементов картины, что даже думается, было б у режиссера больше денег под рукой, он бы смог снять и нечто большее, чем проходную криминальную мелодраму. Ведь действие тут подразделяется на несколько этапов, которые, несмотря на разницу в приоритетах, держатся друг за друга очень ровно, а интерес к происходящему сопровождает от начала и до конца, за что стоит отдать должное режиссеру, проявившему себя отличным постановщиком недорогого, но эффектного криминального кино.

Многих российских зрителей смутит, как всегда, «чернуха» и трэшевость. Последняя, впрочем, возникла не столько из-за желания делать все грязно и отвратительно, сколько из-за недостатка средств и, как следствие, дешевых эффектов. А вот «чернуха» есть и это уже специально, ведь смерть, по сути, главная тема этой работы — показать, как хрупок и недолговечен человек, и не имеет значение подкреплен ли он властью, людьми, криминальным опытом, удачливостью, честностью, деньгами, бронежилетом, в конце концов, — один «бах!» осмелевшего фраерка и вся мощь становится хладным трупом в морге, таким же, как прочие; «барыги только и живут».

В этом и главная беда с прокатом фильма в России — ругать за такую «тематику» его будут очень долго, ведь у нас до сих пор очень горячо воспринимают жестокость, особенно если она хоть каким-то боком связана с очернительством истории страны, даже, казалось бы, в такой беспросветный период, как 90-ые. Жива и привычка, что «наш» герой должен быть хорошим, а убийства на экране — сущая «американщина», что, вне сомнения, добавит масла в огонь. И все же, если избавиться от предрассудков и посмотреть на художественные достоинства этой недурной попытки сделать криминальное кино, то скорее всего она не вызовет отторжения.

Итог: криминальная мелодрама про 90-ые, отдающая вкусами современности, достойная попытка в российском кино, которой до полного пика не хватает разве что масштабности и большей эстетичности.
7,5 / 10

Морфий (2008); реж.: Алексей Балабанов

 


Плохой доктор
 

Говорили же Михаилу Алексеевичу — морфием не лечатся, да он, будучи врачом и сам это знал, но вот только переехав на работу в провинцию, у него умирает первый же пациент. Боясь заразиться, он просит вколоть себе противодифтерийную сыворотку, а когда та вызывает болевые побочные эффекты, еще к ней и морфия для профилактики. От одного укола ведь ничего не случится. И от двух. Ну, разве что легкая зависимость. Совсем легкая. Пока еще легкая. Вот так, тихо и без шума, от обилия уважения подчиненных и обезболивающего, молодой специалист постепенно превращается в зависимого морфиниста, и пациентам придется сжать зубы и терпеть боль — медперсоналу самому мало.

Когда-то, на вопрос взрослых: «кем ты, мальчик, хочешь стать», ребенок гордо отвечал: «милиционером» или «врачом». А это все от того, что детям фильмов Алексея Балабанова лучше не смотреть. По сути, «Морфий» продолжает серию фильмов о не очень хороших представителях замечательных профессий, к которой относится и предыдущая картина «Груз 200», повествующая о простом милиционере, которого настолько прошибло ощущение собственной власти, что преступники перестали быть самой большой проблемой на районе. Конечно, доктора Полякова опьяняет вещь, куда более насущная, однако жертв в результате получится тоже не мало.

Балабанов снова снял фильм для тех, кто больше любит кино, чем сравнение его с проблемами, как прошлого, так и современного общества, ведь показав на экране проблему, он, как истинный художник, предлагает насладиться именно описанным, не давая при этом ни единого положительного выхода из ситуации. А просто смотреть на деятельность порочных, зависимых и просто отрицательных персонажей и выносить из этого уроки самостоятельно — удовольствие не для каждого, ведь четкого ответа, как не верти тут не получится, а вывод каждый сделает исходя из личного опыта и знаний, что, в общем-то, уже нарушает классические правила художественных произведений.

Взяв за основу сценарий Сергея Бодрова-младшего по мотивам одноименной повести Булгакова, Балабанов снял фильм, который они с Бодровым собирались делать вместе. Гибель друга послужила одной из важных причин, почему Балабанов решил закончить работу самостоятельно, как дань памяти, хоть и несколько изменив сценарий. Однако, снимать экранизацию чужого произведения для Балабанова скорее исключение, которое одновременно позволило сделать и исторический фильм о событиях начала революции, и почтить память товарища, и заручиться именем классика, где сам факт не позволит навалиться на режиссера так, как это было в случае с «Грузом 200».

И все же «Морфий» — кино чисто Балабановское, сделанное полностью в его духе, который в отечественном кинематографе вряд ли можно с кем-то спутать, и в подтверждение тому — основные авторские приемы, в виде вставок с главами а-ля немое кино, использование музыкальных произведений для придания ритма и смакование наиболее чернушных моментов, вроде ампутаций, трахеотомии, жертв пожара и быта психиатрической лечебницы. А события истории — лишь фон, имеющий некоторые метафорические значения, как развитие болезни, что и так видно из каждого фильма этого режиссера.

Куда важнее здесь было показать зависимость и прогрессирование болезни не общественной, а наркотической. Ведь по сути, чем дальше, тем больше теряет ощущение реальности герой, но не режиссер, продолжающий следовать за молодым человеком, погрязшим в своих несчастьях. Революция здесь лишь то, что мешает ему закончить лечение, то, что обрекает его на верную гибель. И именно для этого важно было дать зрителю на созерцательном уровне почувствовать мучения пациентов, прелести беспорядочных любовных отношений, и даже то, почему эта баночка с белым порошком возымеет над человеком такую власть, такое значение, что даже жизнь покажется дурацкой шуткой.

Итог: в «Морфие» можно поискать смыслы и подтексты, однако все здесь будет слишком притянуто и основано на личном опыте зрителя. Сам Балабанов говорил, что он хотел снять красивое и правдоподобное кино, что у него, без сомнения и получилось.

7 / 10

Книга мастеров (2009)


Книга мастеров 
2009
Россия

Режиссер: Вадим Соколовский
В главных ролях: Леонид Куравлев, Валентин Гафт, Ольга Аросева, Александр Леньков, Ирина Апексимова, Михаил Ефремов, Гоша Куценко, Артур Смольянинов, Максим Локтионов, Мария Андреева
Сценарий: Вадим Соколовский, Анна Старобинец
Продюсер: Марина Жигалова-Озкан
Оператор: Арчил Ахвледиани
Композитор: Юрий Потеенко
Бюджет: $8 000 000

«Дуракам помогать надо»

В российском современном кино очень любят слово «первое», и не зря — первопроходцам всегда предоставляются уникальные скидки, а если снимут еще что-то хорошее, так еще и слава. Да, и если совсем провалятся… так это ж первый блин. Так вот получилось, что сказок снимают очень немного, да и на диснеевские деньги тем более, поэтому есть много места, куда можно втиснуть волшебное слово. Впрочем, рассчитывать на качество, которое предоставляет студия, набившая руку на развлекательном кино, не приходится — изначально говорилось, что участие западных коллег минимально, сводится, в основном, к финансовым вопросам, так что художественная ответственность лежит полностью на наших согражданах, и лишь непривычное заглавие рекламных роликов сбивает с толку.

Повествует «как бы сказка» о Иванушке, который всеми своими действиями намерен показать зрителю, что приставку «Дурачок» опустили только потому, что и так каждый поймет. Хотя на самом деле добивается Иван… да, собственно, ничего, кроме тумаков он не добивается, до тех пор, пока не влюбится в дочку Каменной Княжны, после чего всячески старается устранить будущую тещу. Выдается вся эта бытовуха за Спасение Мира. К тому же теща приглядела дочке другого хахаля, на вид, явно поумнее Ивана, но какого-то каменного. По сюжету Иван проходит, оправдывая свое негласное прозвище, напролом, благо, удача любит, и, судя по фильму, даже предпочитает, дураков.

Перейду к сути — фильм ужасен, как только может быть ужасно низкосортное развлекательное кино (это ж первый блин!) и наиболее сильно сказалось здесь отсутствие опыта у людей, стоявших за рулем, а это троица: Режиссер, Сценарист, Продюсер. Впрочем, опыт режиссера у Соколовского неплохой, но он никогда не снимал ничего, что вышло бы за пределы телеэкрана и фэнтези-проект со значительным для нашей глубинки бюджетом стал его билетом в большое кино, от которого, понятное дело, мало кто откажется. Анна Старобинец, выступившая автором сценария также появилась в писательском мире недавно, и то ее слава — плод излишней разрекламированности и лестные сравнения с Кингом и Кафкой, на которые не поскупились издатели. Ну, и, продюсер — генеральный директор компании Disney в России, должность хорошая, звучащая, но, учитывая, что «Книга Мастеров» первый, и, как несложно догадаться, единственный проект этой компании, то особенно не на кого было надеяться.

Фильмы-сказки могут быть, как атмосферными, под старину, так и осовремененными (жуткое слово!). Именно, к последним причисляется «Книга мастеров». Если уж судить по российскому кинематографу, были все же люди, у которых, чтобы не начинать с нуля, можно поучиться, например, Роу, на чьих фильмах-сказках, без преуменьшения, выросла эта страна. Его влияние на фильм, конечно, есть, да и не могло не быть, но вместо того, чтобы с уважением отнестись к манере подачи режиссера-сказочника, Соколовский начал ее высмеивать. Актеры, а вместе с ними и персонажи, заговорили современным языком, перешучивая канонические моменты сказок на современный лад — телевизионные помехи в зеркале, возле избушки Яги зачем-то висит табличка «Ремонть», персонажи допускают фразы, вроде «Э-э-э!» и «Короче», всем видом показывая, что сказочная убедительность им далека, но близок реализм телесериалов.

И чем дальше, тем безумнее, что, однако, доказывает, к Александру Роу притензий не было, просто отношение к сказке у создателей изначально было несерьезным — вторая половина фильма, фактически, самопародия на первую. Тут уже выпущена на волю всякая сдержанность. Выковать меч за пять минут? Ерунда! Стать лучшим в мире в своем деле и не только ни измениться в выражении лица, но даже рубашку не переодев? Фигня вопрос! Оживить всех? Да, в детских сказках вообще убивать плохо! На каком-то этапе режиссер сообразил — развлекательное кино стерпит все, и надуманность, и безвкусицу, и сюжетную аляпистость. Так последние повороты сюжета вообще никаким образом на целостность не влияют, все уже зависит от артефактов и Любви. Создается ощущение, что роли тридцать четвертого богатыря, русалки и Кащея, как неестественные наросты, создали с одной единственной целью — засветить их в трейлере.

Даже как-то неловко стало за Гармаша, когда он, в своей небольшой роли голоса коня произносит, что видит, мол, Иван — он не дурак. И ни один хороший актер здесь пал жертвой невменяемого сценария и некудышной режиссуры, что о главных героях не сказать. Впрочем, Мария Андреева, девушка симпатичная, поэтому достанется только Максиму Локтионову. Взяли у нас моду брать в кино всяких блондинчиков, нигде до этого ни игравших, со словами: «очень долго искали такую вот фактуру». Зря искали. С трудом вериться, что это реально лучший вариант, который можно было найти по всей России — внешность, да, выразительная, но игра никакая, что впрочем, возможно, вина нетребовательного режиссера.

Без положительных моментов не обошлось — есть парочка смешных шуток, например, когда Кузьма лезет на балкон к своей возлюбленной — старая, но поставлено весело. Были и разнообразные приемы постановки, весьма оригинальные, но так и не доведенные до ума, например, те же переворачивающиеся страницы книги, или расстановка актеров в доме барина. На общем фоне неплохи спецэффекты, те в которых художники работали над логовом каменной княжны, а момент с сотворением Ардаров можно даже назвать шикарным, но на общем фоне они картину не спасают.

Итог: карамельно-лубочная пародия на сказочные мотивы, едва ли жизнеспособная, как самостоятельный фильм.
 
1 / 10

Первый Отряд (2009)



Первый отряд
 
2009
Россия, Канада, Япония

Режиссер: Ёсихару Асино
Озвучивали: Елена Чебатуркина, Михаил Тихонов, Дамир Эльдаров, Людмила Шувалова, Ирина Савина, Сергей Айсман, Александр Груздев, Рудольф Панков, Никита Прозоровский, Ольга Голованова
Сценарий: Алексей Климов, Миша Шприц
Продюсер: Алексей Климов, Миша Шприц, Эйко Танака
Композитор: DJ Краш



Нельзя сказать, что совместный проект России, Канады и Японии под названием «Первый отряд» подавал большие надежды, однако, он был любопытен хотя бы потому, что анимэ о Великой Отечественной войне выходят редко. К тому же создатели обещали очень качественный мультфильм, хотя на то они и создатели, чтобы безоговорочно любить свое детище, однако, прокат в России был организован очень недурно. Проект «Первый отряд» включает в себя не только полнометражный мультфильм (если таковым можно назвать всего-то одночасовую картину), но еще и видеоклип Лигалайза, вышедший в далеком 2005-ом и, по традиции, мангу. Еще книжку обещали, но пока что-то не видно и на горизонте.

Сюжет повествует о четырнадцатилетней девочке Наде, владеющей даром предвидения и, понятное дело, приемами кунг-фу, которые помогают ей выжить даже с потерей памяти. Старик, подозрительно смахивающий на собирательный образ святого старца указывает ей путь – в Кремль, где она должна встретится с секретным командованием Первого отряда, подразделения, борющегося со всякими мистическими врагами, а конкретно здесь, с фашистским Аненербе, напоминающим кучку доморощенных черных магов, возрождающих из могилы тевтонского рыцаря. Руководит Первым Отрядом генерал Белов, настолько засекреченный человек, что о нем даже в Кремле не слыхали. Однако он есть и посылает девочку на разведку в мир мертвых, который, на поверку довольно скромный, словно за всю историю человечества умирали только тевтонцы и солдаты в Великую Отечественную. В дорогу Наде дали самое необходимое – катану и красный галстук (что ж еще может быть необходимее?).

Именно этими двумя вещами и определяется весь фильм – закос под анимэшный экшн в Советском Союзе. Картонен фильм настолько, что это превращается в диагноз. И речь идет даже не об анимации, а всей сущности этого фильма, от образов до сюжетной концепции. Он чем-то напоминает американские мультсериалы 90-ых, где за счет внешних прикрас можно было выехать и стать успешным, но не сегодня. И Великой Отечественной он в самую последнюю очередь, в конце концов, какая разница, в каком антураже молодая девочка с катаной сражается с темными магами и восстающим из могилы мертвецом, грозящим уничтожить мир живых, приведя в него силы мира мертвых. Это все та же банальная война спецслужб, на фоне исторических событий, который придают сюжету хоть какую-то значимость, и даже этим преимуществом здесь не воспользовались.

По сути, Первый отряд все то же Аненербе, только в отечественном варианте, придуманным специально для этого мультфильма. Вообще, если разобрать Аненербе (дословно «Наследие Предков») с исторической точки зрения в искусстве, то окажется, что эта организация фигурирует лишь в фантастике, а все потому, что в реальности ее не воспринимал всерьез ни один здравомыслящий человек, к коим падкого на яркие и абсурдные идеи Гитлера, причислить сложно. Примерно настолько же сомнительна, и в то же время богата на почве фантастики, идея Первого Отряда, честь которого защищает лишь тот факт, что в реальности его не существовало.

Вот говорят, что американцы убого показывают Россию в фильмах. Ну, что поделать – они в ней не живут. Куда более печально, что при участии российских сценаристов и продюсеров получилось еще хуже. С самого начала говорилось, что проект рассчитывается на интернациональность, что само по себе влечет за собой некоторые штампы. Понятное дело, фильм исключительно для России снимать никто не собирался, однако и влияние одной шестой суши на общий потенциал признавался. Некоторый шарм у картины есть, так например отдельные сцены вначале заслуживают уважения, а прорисовка фонов отлично демонстрирует Россию. Только вот ощущение, что Россию эту захватили существа из японских анимешек и живут в ней. Рисовка персонажей и эмоции, гуляющие на лицах, заставят вспомнить японскую продукцию, никак не сочетающуюся с русскими персонажами. Массовка в этом плане показана лучше – сдержанность делает тех же солдат куда более убедительными, нежели главные герои.

Прерывают мультфильм вставки, а-ля документальное кино, где лже-участники тех событий (не ручаюсь за всех, но Георгия Мартиросьяна узнал, а в фильме подписали: «Arkadi Yugan – psychiatrist», хотя он вообще-то актер, так что уровень доверия к остальным скатился в тартарары) рассказывают и поясняют происходящее, что должно было вызвать эффект какой-то документальности, но вместо этого причислило фильм в разряд псевдоинтеллектуальных произведений. К чему этот прием был нужен в фантастическом, от корки до корки, боевике понять сложно. Да-да, я обладатель именно той самой «большой» версии с ними, потому как, поговаривают, в кинотеатрах их выкинули, чем вне всяких сомнений приняли потрясающе логичное решение, которое, однако не спасет этот и без того простой до одури мультик.

Итог: интернациональный мультфильм, вобравший в себя всевозможные безвкусные штампы, и повествующий о том, как четырнадцатилетняя девочка с катаной бьет всяких нехороших людей, живых и мертвых. И все это зачем-то положили на историю Великой Отечественной войны.
 
2 / 10

Запрещенная реальность (2009)


Запрещенная реальность
 
2009
Россия

Режиссер: Константин Максимов
В главных ролях: Игорь Петренко, Александр Балуев, Любовь Толкалина, Владимир Вдовиченков, Лев Прыгунов, Андрей Чубченко, Алексей Дмитриев, Ольга Ковалева, Владимир Панчик, Валерий Гурьев
Сценарий: Василий Головачев, Константин Максимов
Продюсер: Юлия Орлова, Василий Головачев
Оператор: Улугбек Хамраев, Елена Иванова
Композитор: Игорь Вдовин
Бюджет: $7 000 000

Разрешенная ирреальность, или «Новейший психотропный генератор массового поражения. Есть над чем задуматься, да?»

Складывается ощущение, что в 99 году прошлого века российскими киношниками был зафиксирован эталонный образец боевика, фильм, лучше которого снять просто невозможно, и единственное, что остается, слепо подражать его приемам. Да, речь идет о «Матрице», которой уже исполнился десяток лет, за которые образ Избранного высмеивался множество раз, как и шутка с замедленными пулями, а в многочисленных подражателях эти приемы перешли в ранг дешевой безвкусицы, используемой, чтобы набрать безнадежным боевикам хоть какой-то вес. В российском кино же они до сих пор используются, как Новое Слово, идейное и технологическое, на них равняются, причем делая это с завидной серьезностью.

Уже после первых пятнадцати минут «Запрещенной реальности» начинаешь скучать по временам, когда камера была статичной, а монтажеры просто склеивали сцены, а не примеряли на себя подростковый энтузиазм попробовать все возможные фишки, превращая сцены в клипообразный микс. Да, верно было подмечено, что сегодня монтажер порой исполняет большую роль, нежели режиссер на площадке или актеры. Игра последних в этом фильме сводится до минимума, несколько бессмысленных реплик, должных продемонстрировать их человечность, а в остальном их могли бы полностью заменить безмолвные каскадеры, бегающие туда-сюда с каменными лицами. Правда, надо отметить, чуть-чуть харизмы Балуева пробилось сквозь плотный блокбастерный занавес.

Диалоги из сюжета почти выброшены за ненадобностью. Безмолвно подъезжают плохие парни и начинают стрелять, безмолвно перестрелка переходит в погоню, только осознание, что одни «плохие», а другие «хорошие» сохраняет кое-какую логичность. Экшен без прелюдий — штука на самом деле жуткая и браться Вачовски, в отличие от дебютанта Константина Максимова, это понимали, совместив выкрутасы своих персонажей с большой долей реализма. Увы, но у нас хотели сделать «покруче», поэтому если актерам и выпадает шанс покрасоваться перед зрителем, то они неизменно рисуются, делая красивые жесты, говоря красивые слова, тем самым окончательно убивая какую бы то ни было связь с реализмом.

Оригинальный художественный сюжет сразу приковывает к экрану. Есть главный герой, который не умеет красиво говорить, поэтому всегда молчит, лишь иногда с деревенской простотой пытаясь отвечать на философские подколки в его сторону. Главные герои блокбастеров часто невзрачны, но Игорь Петренко бьет все рекорды — столь невзрачного главного героя надо еще поискать. Ему противостоит более колоритный главный злодей, который из красивого злодейского логова посылает злодейские приказы своей злодейской массовке. А в конце будет схватка с огромным чудовищем. Более оригинальный сюжет сложно представить. Вот говорят, что книга обычно интереснее, а здесь аннотация к фильму интереснее, чем сам фильм.

Когда на экранах появляется странное кино, всегда важен вопрос: что это, постмодернизм или ахинея. В данном случае скорее последнее. Фильм игнорирует практически все хорошее, что есть в кино, делая из себя типичный фильм-аттракцион с тремя философскими диалогами, кочующими из одного подобного фильма в другой по стольку раз, что восхищаться полетом мысли здешних героев становится тошно. Происходящему на экране куда вернее подошло бы название «Разрешенная Ирреальность», причем это отразило бы не только смысл, но и жанр сего произведения.

То, как построено повествование приводит в ужас — это набор красивых сцен склеенных друг с другом так, что смысл мог бы просто потеряться. К счастью, этого не случилось по причине отсутствия такового. Типичный набор штампов для таких фильмов опят же облегчает восприятие, вряд ли здесь можно найти что-то, чего не было сотню раз в других фильмах. Разве что оригинальный монстрик, черными ветвями расползающийся повсюду с намерением зловеще зашептать врага до смерти. Из-за него и странного города, маячащего на всех фонах можно даже подумать, что это какой-то вымышленный мир, однако, «АвтоРадио» и Тина Канделаки в телевизоре выдают с потрохами.

Есть еще ведь и какие-то странные люди в белых балахонах, белые львы, Воины Круга, психическое оружие, переход между мирами и прочие волшебные трюки, но все это настолько непонятно, а если и понятно, то слишком банально, что обо всем этом лучше вообще забыть. Да и роли они, по сути, большой не играют, чтобы вытащить этот фильм из пропасти бездарности надо начинать с азов, а здесь нарушено все и склеено в мрачноватый длинный клип, отдаленно напоминающий боевик. Кстати, обещанных драк здесь не так уж и много.

Итог: хотели стильно, красиво и с йекшеном, а получился трэш, бессмысленный и беспощадный. В конце концов, как еще можно оценить фильм, который по интересности и внятности обошла даже собственная аннотация.
 
2 / 10 

Я остаюсь (2007)


Я остаюсь

2007
Россия
 
Режиссер: Карен Оганесян
В главных ролях:
Андрей Краско, Нелли Уварова, Владимир Епифанцев, Фёдор Бондарчук, Елена Яковлева, Галина Польских, Елена Бондарчук, Константин Соловьев, Ирина Гринёва, Андрей Соколов
Сценарий: Дмитрий Константинов, Алена Званцова
Продюсеры: Рубен Дишдишян, Армен Григорян, Юрий Мороз, Сергей Даниелян, Арам Мовсесян
Оператор: Евгений Привин
Композиторы: Артем Ерзинкян, Гарик Сарибекян
Бюджет: $1 000 000

'Ну вы же врач, ну вы же понимаете...' (с)

Дебютный фильм Карена Оганесяна «Вторая жизнь доктора Тырсы» был вынужден в срочном порядке сменить название из-за смерти исполнителя главной роли Андрея Краско. И если поначалу фильму ставили в слоганы «Первую главную роль Андрея Краско», то впоследствии и это пришлось заменить на «Последний фильм Андрея Краско». Так получилось, что даже озвучить своей роли актеру не удалось и вместо Краско мы услышим голос Семена Фурмана. Роль Доктора Тырсы породила немало слухов и сплетен, все таки знаменателен тот факт, что весь фильм человек как бы в шутку разглагольствует о смерти, да и сама тематика обещает диалог с загробным миром, а исход оказывается трагичен уже не в кино.

Образ доктора Тырсы удался на славу, однако, он больше отсылается к образам советского кино, чем современного: врач старой закалки, даже на новой работе в частной клинике он продолжает запугивать пациентов острым врачебным юморком. Не растеряет обаяния он и попав в кому в результате попадания шального шара для боулинга в голову. На перевалочном пункте между жизнью и смертью ему предстоит хорошенько подумать о прожитой жизни и ее смысле вместе с товарищами по несчастью.

Сюжета у фильма толком и нет — он держится на комичной составляющий, а его повороты и сплетения являются одним из самых больших недостатков. Его легче попросту опустить и это будет простительно, потому как душевная комедия не требует хитроумных уловок и накалов страстей, но их отсутствие немного смущает. А в целом же, можно сказать, что в своем дебюте Оганесян хоть и показал класс, как режиссер комедийный, но проявил совершенную безалаберность по отношению к сюжетной составляющей. Здесь встречается все, от настоящих роялей в кустах до полного дозволения веревочке виться, как она того захочет. К счастью, здесь тот случай, когда на это все же можно закрыть глаза и продолжать наслаждаться недурным чувством юмора авторов.

Само пространство, где происходит часть действия, между жизнью и смертью, куда попал доктор Тырса, выглядит по-советски уютно, и так же скромно — пустынная горная местность с небольшими лагерями-домиками на пути, который предстоит пройти всем. В этом странном месте, попавшим в кому людям предстоит сделать вынужденный бесцельный поход под предводительством Проводника, с которым Тырса сможет померятся харизмой. Юмор врачебный столкнется с юмором солдатским.

Шуток в фильме окажется явно больше, чем планировали. Все же мотивчик тянется к трагикомическому, но из-за силы юмористических персонажей безвозвратно уходит в чистую комедию, ведь если по началу юморил только Тырса, то впоследствии появится еще и Проводник, а еще позже — представитель похоронного бизнеса Антон, о котором куда красноречивее скажет его мелодия на мобильном. Женские персонажи пытаются нагнать на ситуацию хоть чуточку драматизма, но, увы, вдрызг проигрывают троице Краско — Бондарчук — Епифанцев. Последний, ко всему прочему, еще и страшно переигрывал и без того слишком яркую роль.

Вообще, «Я остаюсь», кино проходное и, наверное, мало чем выделяется из числа качественных малобюджетных комедий, но в силу того, что современное российское кино, а в частности юмор в современном российском кино находится в состоянии глубокой комы, то комедия Карена Оганесяна выглядит этаким маленьким шедевром. Но оно дает неутешительный диагноз, словно все хорошее, что было в отечественной комедии, было в советский период, откуда и взялся этот наивная, но теплая и душевная ирония. Его и черным-то назвать сложно, ведь о смерти тут говорится только на словах, а на деле трагизма фильм сторонится с упорством детского кино.

Таким образом, пессимизм в самом начале постепенно перетекает в несколько наигранный оптимизм. И по мере сего перетекания, фильм все больше и больше, из стилизованной комедии превращается в фарс, в атмосфере которого нынче произрастают все сериалы. Именно советские образы, сложившиеся благодаря картинам великих режиссеров того периода помогают сделать Тырсу таким неординарным человеком, тот же бондарчуковский Проводник уже сочетает в себе оба периода и, признаться честно, выглядит слабее. Не сложились еще в современном кино классические образы, точнее, сложились, но без слез на эти пародии не взглянуть. Да, Антон в исполнении Епифанцева смешной, шутки великолепны, но весь этот персонаж пропитан какой-то вычурной слащавостью современного бизнесмена берущего начало от криминальных авторитетов 90-ых, в их комическом понимании, а это, уж простите, как пошлая устаревшая карикатура, которая и веселит и отвращает своей безвкусностью.

Одна из недоработок фильма заключается в том, что режиссер просто не смог замкнуть фильм на имеющихся линиях и персонажах и продолжал вводить их в фильм, хотя уже было ясно, что раскрыться они никак не успеют, а от того и большое ощущение недосказанности. Зачем, к примеру, потребовались аж две мелодраматические линии, когда и одна-то была, как собаке пятая нога. В общем, ближе к концу фильм все больше и больше смахивает на сериал с присущим ему описанием быта и всего-всего, что нужно для растяжения сюжета, как бы забыв о том, что в отличие от долгоиграющих мыльных опер кино имеет очень ограниченный хронометраж.

Очень жаль, что не была развита тема зрительных отступлений, посещавших героиню Уваровой, появляющихся между делом, но не несущей никакой идейной нагрузки. Прием хорош, а главное, не заезжен еще, да и режиссер показал прекрасное владение им в первых сценах. Впрочем, абстрактность существующей реальности и вымышленного мира не покидает до последних кадров и так и не дает окончательного разъяснения фантастического допущения, лишь некоторые грустные намеки остаются с финалом.

Итог: черная, но очень добрая комедия в стиле советского кино с хорошим, но слишком ярким юмором и запоминающейся актерской игрой. Фильм далеко не идеален, но учитывая то, что в России выходит совсем мало хороших фильмов, наверняка запомнится надолго.
4,5 / 10

Михаил Елизаров "Библиотекарь"



Михаил Елизаров
"Библиотекарь"


Мой вариант елизаровской книжки «Библиотекарь» представляет собой красный томик среднего размера в мягкой обложке, он же четвертое издание, по слухам, самой значимой книги автора, удостоившейся аж Великой (великой ли?) премии Русский Букер 2008-го года, что на обложке большими буквами (больше, чем имя автора) обозначено. На задней стороне кто-то обозначил книжку, как «интеллектуально насыщенная беллетристика», что вкупе с названием, предвосхищающим нечто заумное, делает книги хорошую рекламу. И смущает только зеленый крюк подъемного крана, кажущийся явно несовместимым с такой обложкой. На поверку, этот крюк будет единственным, что отражает истинную суть произведения.

Интеллектуализмом тут перестает пахнуть с первых абзацев, на поверхность вылезает довольно простой, но легко воспринимаемый народный стиль Елизарова, приправленный небольшой долей чернухи и странного юмора. И все-таки небольшая первая часть вместе с небольшой же третьей частью – лучшие места книги, они оригинальны, непосредственны, пусть в них напрочь отсутствует логика, но присутствует жесткий и размеренный трэш, что тоже способно доставить эстетическое удовольствие. Основной же костяк книги – вторая часть, представляет собой, довольно банальную и невзрачную истории самого-обыкновенного-ничем-ни-примечательного-паренька-из-самого-простого-народа, попавшего в нестандартную ситуацию, здесь: втянутого в невидимую войну свихнувшихся отбросов советско-российского общества. 

Весь интеллектуализм заключается как раз в таких интересных словах, как «библиотека», «книга», «читатель» и пр., впрочем, если их заменить на такие слова, как «база», «волшебный гримуар», «гопник» и пр., особой разницы не почувствуется. Эти «начитанные» люди соревнуются вовсе не в интеллектуальных поединках, они на полях сражений (увы, не в переносном смысле) в хлам месят друга всем, что под руку попалось, устраивают засады, плетут интриги, убивают, истребляют, пытают и занимаются прочими радостями «читательской» жизни, хотя даже самые образованные из них вряд ли прочитают за всю свою, часто непродолжительную, жизнь больше семи книг.

Но, по порядку: началось все с советского, угодного власти писателя Дмитрия Александровича Громова, за долгую жизнь написавшего семь книг, которые в свое время издали миллионными тиражами, но так как они были невзрачными историями о счастливом житие-бытие строителей коммунизма, книжки, в своем большинстве, так и сгнили на складах. Только немногие люди были волей судьбы загнаны в такие места, что даже прочтение книг Громова за один присест могло доставить им удовольствие, а именно так надо читать эти книги, чтобы малоприметные «Пролетарская», «Счастье, лети!», «Нарва» и пр. обернулись в Книги Силы, Власти, Радости и пр., открывающие в человеке на короткий срок несвойственные ему способности. Таким образом «маленькие люди», как литературный критик Лагудов, зэк из тюремной библиотеки Шульга и санитарка в доме престарелых Мохова обзавелись невиданной ранее силой, сколотили вокруг себя приспешников и стали собирать раритетные тома Громова для своих «библиотек», что впоследствии вылилось в Невербинскую битву с тыщами трупов, до сих пор зарытыми где-то в российской глубинке.

Фантастическое допущение «Библиотекаря», к сожалению, оказывает очень хлипким и едва держится, чтобы не развалиться. Елизаров, видимо, очень хотел сделать разветвленный роман со всеми составляющими, а потому несостыковки с волшебными Книгами пришлось подпитывать их новыми свойствами, так, например, Книги невозможно переписывать, переиздавать, вырывать страницы, или зачеркивать слова, потому что на воздействие влияют даже самые мельчайшие детали. Таким образом Елизаров пытался ограничить в своем мире распространение ценных фолиантов, обозначив, что для использования пригодны лишь Книги определенного издания, мол, краска типографская тоже влияет. Тем не менее, Книги читают перед публикой и они с успехом воздействуют на всех, услышавших их, даже если Книгу-то они в этот момент и не видят. Все это приходится принимать на веру, а ее лимит исчерпывается очень быстро. Вполне возможно, что и странная развязка истории Книг также придумана автором, чтобы хоть как-то придать им целостное значение.

Приевхавший в Москву продавать квартиру умершего дядюшки, молодой человек с банальнейшим именем Алексей внезапно становится библиотекарем в одной из Читален, которых после Невербенской битвы развелось повсюду и имеющих в арсенале по одной книжке, в отличие от больших Библиотек. В общем-то, история Алексея Вязинцева – банальная беллетристика мало чем отличающаяся от тех же лукъяненских «Дозоров», где есть простые люди, неведомые им банды, начальство, война добрых с не очень хорошими, которые на поверку то оказываются… Сюжет попробует удивить «неожиданными» поворотами, сутью, что Алексей-то вовсе не избранный, а случайная пешка, предательством, раскрытием истинной расстановки сил, но все настолько уже перемалывалось прочей беллетристикой вдоль и поперек, что единственная реакция на Елизарова – большой и смачный зевок. Единственное, что хорошо в «Библиотекаре» – чернуха. Жесткий юморок, кучи трупов, без всякого юления автор называет дерьмо дерьмом, что понравится, конечно, не всем, но эта простота и откровенность мне лично куда ближе нравоучительства тех же «Дозоров». 

Крайне отвратительно выписаны у Елизарова батальные сцены, более того, думается, что писав их, он делал пародию на современную отечественную литературу, но по ошибке сам удостоился всех ее ярких черт. Так, например, красочно описывая сторону единомышленников Алексея, Елизаров нарочно превращает злодейскую массовку противника в одинаковых солдатиков, которые и драться-то, разумеется, не умеют. Но, зачастую отпугивает даже не это, а как автор выписывает йекшен: при наличии более десятка персонажей в «главных героях», он попеременно сухо перечисляет их действия: кто кого ударил, кто от кого увернулся. Удивительно то, что и в мирной жизни эти люди глубже не станут, и тот десяток людей, которых Алексей считает хорошими друзьями, для читателя так и останутся болванчиками, отличающимися разве что именами и полом.

Есть, правда, еще главный плюс – легкость и узнаваемость повествования. Елизаров раскидал по книге очень много образов символов из эпохи российской и устоявшихся из эпохи советской, как музыка, марки производителей, выговоры персонажей, что говорит о нем, как о писателе народном. Читается книга очень и очень просто, на высоколобого читателя не рассчитана, да и откровений от нее ждать не стоит, более того, сам по себе, «Библиотекарь» на редкость пустое чтиво, которое разве что скрасит своей эффектностью (да и той спорной) пару вечеров.

Наиболее обескураживает развязка, которая появляется ближе к концу с бухты-барахты и попахивает откровенным ура-патриотическим пафосом, что особенно странно, потому как ничего подобного в «Библиотекаре» до этого не наблюдалось, были даже элементы общественной сатиры, но Вечный Покров с Хранителем Родины выглядят каким-то неестественным отростком, который хоть и вносит смысл в книги Громова, напрочь лишает его книгу Елизарова. Поэтому после прочтения «Библиотекаря» можно сидеть еще минуту и думать, а есть ли в этой книге вообще логика, есть ли в ней идейные состыковки или что-то еще, что можно было бы запомнить помимо эпатажа. Или надо было читать ее непрерывно, чтобы понять, в чем ее смысл? Остается только парадокс – как эта книга получила такие высокие отзывы критиков и Русского Букера. Фишка в том, что возможность выдать Странное за Гениальное здесь не совсем работает по той причине, что странности «Библиотекарю» сильно не достает. Так что снова удручает положение современной российской литературы, если такая посредственная книга становится претендентом на «лучшее» в году.

Итог: трэш в советско-российском антураже с хорошей идеей и банальным сюжетом. На фоне прочих подобных книг «Библиотекарь» может выделиться разве что специфичностью изначальной задумки и эпатажным стилем Елизарова. Ну, и, конечно же, раздутой популярностью в связи с «Русским Букером».
2 / 5