Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Лора (1979) : Оттенки Лета

Фотограф Дэвид Гамильтон известен, прежде всего, многочисленными фотографиями обнаженных девочек, чье несовершеннолетие им не особенно скрывается. Стоит ли говорить о многочисленности и бессмысленности «холиваров» в среде искусства и фотографии, художник он все-таки или порнограф? Вообще, надо отметить, что детская эротика (грубовато сказано, но суть уловима) и детская порнография — вещи, хоть в чем-то и схожие, позиционирующиеся авторами, как совершенно далекие друг от друга, свидетельствует чему то, что вторая находится под юридическим запретом и моральным осуждением во всем мире, а первая, с различным успехом претендует на право зваться искусством, смелым и неоднозначным. Основное оправдание этого направления, не в пример хорошо — ссылки делаются на античное представление красоты, и вопрос, почему вообще человек, если он нормален, должен держать в себе восхищение обнаженным телом, любого пола и возраста, будто подразумевая моральное преступление уже в самих мыслях. Сегодня Гамильтон обладает, наибольшей популярностью (скандальностью, соответственно) в данном направлении: христианские общины, выстраиваются митингами у книжных магазинов, где продаются его книги и альбомы, расходящиеся, к слову, миллионными тиражами, закон то запрещает, то разрешает его, а противников у него все же много больше, чем почитателей. Не мудрено, что родившись в Англии и ныне живя в США, Гамильтон выбрал для работы Францию, где к любым проявлениям искусства, особенно касающегося красоты, любви и сексуальности, относятся наиболее лояльно, ведь, как и любой увлеченный художник, он, прежде всего, ищет уютное место, где любители праздно поспорить не будут отвлекать от дела.

Оставаясь фотографом, Гамильтон пробовал другие выразительные средства, как архитектура или кино; последним он занимался около десяти лет, начиная с середины 70-ых, выпустив несколько фильмов на свойственную тематику. «Лора», картина о 15-летней девочки и 43-летнего скульптора — третья по счету, считающаяся одной из лучших, из-за своей невероятной статичности, в чем приравнивает кино к обожаемой Гамильтоном фотографии. «Оттенки Лета», отброшенная часть оригинального названия намекает на ощущение легкого приключения в теплый сезон, закончившиеся вполне естественной разлукой. Внешне и сюжетно здесь все максимально упрощено, сведено к незатейливой истории, в которой даже события, повлекшие слепоту героя, смотрятся очень надуманным хитросплетением судьбы. В остальном же этому произведению свойственна эфирная легкость, пастельные тона и античный возвышенный дух, на что намекают даже белые халатики, напоминающие туники. Действие проходит в просторных помещениях, напоминающих, однако, летние домики, скудно представленные и, тем не менее, создающие запоминающееся представление культурной среды пребывания героев, будь-то скульптура, балет или ничего-не-деланье. Здесь и возникает влечение Поля к юной дочери своей старой знакомой, все еще испытывающей теплые чувства к красавцу-скульптору. Объяснения причин любви здесь отрицаются в пользу созерцательности, и что смелее — осязания. Для того, чтобы смотреть этот фильм обязательным условием должна быть готовность прочувствовать его, именно в этом его заслуга, с рациональной же точки зрения он станет находкой для критики, не имея практически никаких кинокачеств, и в то же время, обладающей заслугами хорошей фотографической работы, настроение которой Гамильтон перенес в кино, заняв в нем очень небольшое, но, безусловно, свое место.

Рецензия на Кинопоиске на фильм «Лора (1979)»

Андрей Рублев (1966)


Андрей Рублев 

1966
СССР


 

Режиссер: Андрей Тарковский
В главных ролях: Анатолий Солоницын, Иван Лапиков, Николай Гринько, Николай Сергеев, Ирина Тарковская, Николай Бурляев, Юрий Назаров, Юрий Никулин, Ролан Быков, Николай Граббе
Сценарий: Андрей Кончаловский, Андрей Тарковский
Директор фильма: Тамара Огородникова
Оператор: Вадим Юсов
Композитор: Вячеслав Овчинников

 

Почему фильм «Андрей Рублев» можно записать в классику? Потому что, как и вся классика, он не об одном человеке, а о целой эпохе глазами этого человека. Перед нами Русь в начале XV века. Проработка проблем времени заслуживает уважения, ее подача — уважения еще большего, потому как, чтобы понять все тонкости сюжета и отступлений придется углубиться в многообразие исторических хроник. А разве не тот исторический фильм хорош, что побуждает у людей интерес к истории. Хронология играет большое значение — она расписана на восемь новелл, рассказывающих о становлении и духовном кризисе иконописца Андрея Рублева.
 

Конечно, как и любое другое художественное произведение «Андрея Рублева» нельзя привязать только к одному времени. Пусть нынешние художники и не закладывают головы, им не выкалывают глаза, но понятие «творческого кризиса» было и будет актуальным. Наиболее значимы здесь три эпизода. Первый: нашествие татар, несущих смерть и опустошение. Это тот самый этап, на котором сознание Андрея Рублева замкнет. Отречение от мира — второй эпизод. В нем художник принимает самую великую из правд — ничто не вечно, даже искусство. И встает главный вопрос — зачем вообще нужен эстетический труд, если, в конце концов, и он обращается в прах. Зачем вообще нужен дар, если равносильно же можно прожить жизнь бездарностью? И чтобы завершить историю, автору нужен только третий эпизод — развязка, в котором предстоит объяснить предназначение искусства. В последнем эпизоде Рублев — лишь наблюдатель, главенство отдано молодому Бориске, схватившемуся за шанс выжить. Молодой человек помогает Рублеву выйти из затянувшегося уныния. А цель искусства выводится не сложно — доставлять радость людям. Подобный кризис бывает в жизни любого человека, в нем важно пройти все эти этапы, и прийти от желаемой вечной славы к собственному моральному удовлетворению и на радость ближнего. Вечная слава — мечта недостижимая, и Рублеву удалось оставить след в веках, но уже не это им двигало.

Два фактора разочаровали тогдашних советских кинокритиков в картине Тарковского — несколько своеобразное отношение к христианской Руси. Если о незначительном историческом искажении в наше время можно и не говорить, ведь художественный фильм это в первую очередь абстракция, да и нынче в России любой писатель, севший за клавиатуру, может опубликовать совершенно любой взгляд на историю, даже полностью ей противоречащий, то требования к жестокости на экране увеличились. Нехорошо показывать, как людям глаза выкалывают, да и церкви жечь дело недоброе. У Тарковского жестокость, однако, подана со вкусом — он изящно пользуется отводами камеры, а там где сцены смерти или пыток показаны чересчур ярко у него нет лишних «кровавых брызг». Но это умаляет жестокость лишь внешне, а на деле все гораздо жестче, ведь при полной информированности в голове зрителя сложится жестокий и диковатый мир, где жизнь человека бесценна в буквальном смысле, а не в пафосном. Ведь в общем соотношении режиссер показал лишь малую толику, а все основные жестокие сцены — лишь в намеках, иногда очевидных, иногда нет. Но в этом смысле «Андрей Рублев» стал одним из сильных примеров изображения насилия на пленке. Обвинения в том, что он «слишком жестокий» надуманны — он «в самый раз жестокий».

Яркий эпизод, отражающий реальность — не редкий для религиозной тематики вопрос: если Иисус спустился бы на землю сегодня. Прогноз большинства реалистов очевиден — его либо не заметили бы, либо снова бы распяли. Этим Тарковский дает понять свое отношение к религии. Если послушать всех, кто высказался категорически против фильма, то критика эта заключается в одном и том же — режиссер извратил образ святого. Вот только Тарковский изначально отказался от святости образа — Рублев, да и вся церковь, прежде всего, человечна, а чтобы быть таковой необходимо показать во всей красе ее пороки, а оставшиеся среди них крупицы благодетели и будут той самой искренней верой. Сцену восхождения на Голгофу режиссер перекладывает в российские реалии начала XV века.

Разговоры о вере занимают немало места. Они неотъемлемы от художественного дара главного героя, которому твердят, что он не должен растрачивать его попусту. Рублев верит в Бога, его существование канонично, но интерпретацию поступков и явлений оставляет за собой. Важно понять, что есть вера, к чему она, и почему благо. В новелле «Страсти по Андрею» герой пытается найти грань, на которой можно уравновесить веру и человека, ведь без блага, кое обещает вера, она не имеет смысла. «Да разве не простит Всевышний темноты их?», задает Рублев риторический вопрос, освещая проблемы, валящиеся на голову русского человека. Образ Иисуса — это образ примирения человека с Господом, он и заключается в прощении. И Андрей, и Феофан Грек признают, что они не без греха, Андрею еще предстоит совершить их на пути, но ведь вера учит прощать и понимать, что и пытается сделать Андрей в своих размышлениях.

Особенно удалась фильму атмосфера. Помимо постановки с декорациями, одежды и манеры игры актеров Тарковский не стал брать какие-либо еще изыски. Ну, и самый надежный прием состарить происходящее — сделать фильм черно-белым. Но главное — нет присущей историческим фильмам вычурности, актеры не играют персонажей эпического полотна, они держатся образов людей, пусть восстановить характеры начала XV века не удастся, это делается в манере нынешнего времени без изобретательств велосипеда.

Итог: писать можно бесконечно, настолько многообразен и разносторонен этот фильм. В нем символизм уживается с историей, сомнения с верой, фактическая история с абстракцией. Этот фильм можно смело зачислять в лучшие исторические фильмы и в шедевры российского кино. Серьезный классический фильм, никогда не потеряет актуальности. Хвалить, кстати, тоже можно бесконечно. Не отказывайте себе в удовольствии — посмотрите!

10 / 10